Из серии романов "Я - вор в законе". (Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152.)

* * *

Вернувшись домой, Ростовский застал Анну за мытьем посуды. На ней был красный халат с какими-то замысловатыми узорами. Его купила Юлия, что хозяйничала у него до появления Анны. С кареглазой Юлькой он прожил почти полгода, срок для него сравнимый разве что с золотой свадьбой. Отыскав халат в шкафу, Аня надела его безо всякой брезгливости, даже не поинтересовавшись, кому он принадлежал прежде. Такова была ее сущность. Смотрелась Анна в нем довольно сексуально, создавалось впечатление, что стоит ей только распахнуть полы, и она будет готова для любви.

Но Ростовского не покинуло раздражение: интересно, а если бы где-нибудь за кроватью отыскались женские трусы, то она также напялила бы их на себя, даже не поинтересовавшись, чьи они?

Анна по-деловому гремела посудой, громко лилась водопроводная вода. В общем-то все обычно: женщина занимается домашним хозяйством.

Осторожно ступая, Ростовский приблизился вплотную. Напор воды продолжал бить в подставленную сковороду, разбиваясь в крохотные брызги. Анна была увлечена и, судя по тому, как она мыла посуду, чувствовалось, что в данный момент это было самым важным для нее делом.

Ростовский улыбнулся, подумав о том, что именно так, по мнению Герасима, должна выглядеть идеальная жена - стоящей у плиты в коротком халатике и в тапочках на босу ногу.

Илья взял девушку за талию и притянул к себе.

- Ой, ты меня напугал! - произнесла девушка, повернув к Ростовскому счастливое лицо.

- Какая же ты теплая, - руки Ильи беззастенчиво полезли под халат девушки, распахнув его. Под ним только голое тело.

Анна вяло вырывалась:

- Я не только теплая, но еще и мокрая.

- Так даже лучше. Представь, что это всего лишь дождинки, которые падают тебе на лицо.

- Ты романтик! - восторженно протянула Анна.

- О да! - отозвался Илья. - И причем совершенно неисправимый.

- Ну пусти же! - в этот раз Анна произнесла не столь категорично, скорее всего, для приличия. Некие обязательные правила игры между мужчиной и женщиной.

- Вот сюда, - показал Илья на кухонный стол...

...- Может, я чего-то не понимаю, но мне кажется, что ты со мной прощался, - подняла Анна влажные глаза на Илью.

- Ты права, - не сумел соврать Илья.

И тут же пожалел о сказанном.

Прикусив губу, Анна спросила:

- Кто она?

- Знаешь, в Москве я познакомился с проституткой. Так вот... это она, - после некоторого молчания отважился на откровенность Ростовский.

- Никогда не думала, что они тебя привлекают.

Вода продолжала хлестать в раковину, брызгая на лицо. Странно, что он не обратил внимание на это раньше. Лицо девушки сделалось влажным. Что это, брызги или размазанные по щекам слезы?

Ростовский тяжело вздохнул:

- Знаешь, я сам об этом не думал... Во всяком случае до последнего времени.

- Значит, у тебя с ней серьезно?

- Мне бы хотелось в это верить.

- Как ее зовут?

- Лада.

- У меня подругу так зовут... Теперь вот и соперницу. Она красивая?

- Очень, - мечтательно протянул Ростовский.

Анна отвернулась. Некоторое время она рассматривала на стене картину с натюрмортом.

- Ты ее любишь? - спросила Анна, повернувшись. Теперь она уже овладела собой.

- Хм... Сложный вопрос. Я много раз задавал его себе сам, - откровенно признался Ростовский. - Слишком много я о ней думаю, выходит, что люблю.

- А со мной... ты сегодня потому... что помнил о ней все время и хотел ее... Признайся!

- Извини меня... Да! Только ты не обижайся, Анна. Ты чудная, замечательная. Но ты не моя, вот в этом вся разница. Поверь мне, ты найдешь кого-нибудь другого, он будет лучше меня, достойным твоей любви.

- А если мне никого не надо... тогда что? - тихо спросила девушка, посмотрев на Ростовского снизу вверх.

- Извини, я не хотел тебе делать больно, - признался Ростовский, - но нам нужно расстаться.

* * *

- Приезжий? - с интересом посмотрел таксист на Ростовского, державшего в правой руке всего лишь кейс.

Существует справедливое мнение, что таксисты - хорошие психологи, способные с одного взгляда оценить кошелек потенциального клиента. В таком случае Сергея Маркова следовало считать заслуженным профессором. Ему достаточно было перекинуться с пассажиром несколькими фразами, чтобы не только иметь представление о толщине его "лопатника", но и судить о характере клиента. А судя по тому, как держал себя владелец кейса, выходило, что парень он весьма фартовый и очень весовой. Именно к таким людям благоволит судьба, и их любит удача. Жесты у него были хозяйские, а взгляд упрямый и твердый, такие люди способны пробивать лбом даже бетонные ограждения. И если столкновение произойдет, то они лишь потрут ушибленное место и потопают себе дальше. И ничего им при этом не сделается.

Его социальный уровень был тоже высок. Если уж не заместитель министра, то непременно около того - имеет право пинком распахивать двери многих высоких кабинетов. И поэтому отсюда вытекала еще одна странность - в Москве мужчина появился безо всякого сопровождения, не было даже телохранителей. Его не встречала служебная машина с мигалкой, а потому, как простому мужику, ему приходилось добираться на обычном моторе.

А может, все-таки ошибся и его клиент - заурядный пассажир, работающий под крутого? И Марков с интересом дожидался ответа на свой вопрос.

Парень не строил из себя весового, что в общем-то и правильно: авторитетного человека видно за версту - и отвечал коротко:

- Приезжий.

В Москву клиент прибыл без весомого багажа, по которому можно определить всякого отдыхающего, на руках всего лишь единственный необременительный добротный кейс, в котором могут быть только смена нижнего белья да щетка с зубной пастой. Впрочем, Марков не исключал и другого варианта - красивый кожаный кейс мог быть забит пачками долларов.

Не спросишь ведь!

- И наверное, командировочный, - утвердительно произнес Сергей, усаживаясь в водитель-ское кресло.

- Верно, - не стал спорить Ростовский, устроившись рядом на пассажирское место. Тяжелые ладони мягко улеглись поверх кожаной крышки.

Клиент был "жирный", что отметил бы даже начинающий водила, а у некоторых отчаянных, что увидели бы подобный кейс с хромированными застежками, возникла бы лихая идея экспроприировать содержимое. Благо, что для этого не нужно мудрствовать долго - как только пассажир отвернется, тюкнуть его монтажкой по затылку, свернуть с трассы куда-нибудь в глухую лесопосадку и выбросить бесчувственное тело в глубокий овражек. Если помрет - сам виноват.

Быстро покойничка не найдут, это точно! Отыщется он только через пару месяцев, когда полезут опята. В этот период грибников будет больше, чем травы. Некоторые подобным собирательством наживают целые состояния.

Внимательно посмотрел на клиента, вот только возможность напороться на пулю очень велика. Такие, как он, без ствола даже в сортир не ходят.

- Чего ты меня так разглядываешь? - спросил Ростовский, поймав пристальный взгляд водилы.

- Командировочный, значит, - выехал Марков со стоянки.

Ростовский усмехнулся:

- Ты прямо как гадалка - что ни слово, то в цель. А с чего ты взял? - в свою очередь спросил он.

- Все очень просто: багажа никакого! - радостно отвечал Марков. - Обычно так только командировочные разъезжают.

Ростовский сдержанно улыбнулся:

- Ты очень наблюдательный.

- Я же таксист, работа у меня такая, - просто отвечал Марков, до упора нажав на педаль. - Всегда важно знать, какого пассажира везешь.

(Продолжение следует.)