Из серии романов "Я - вор в законе". (Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146.)

- Ты только не торопись, - сдержанно посоветовал Ростовский, - тогда все будет в порядке. Будь осторожней, когда будем спускаться с крыльца, там ступеньки очень высокие.

- А ты мне поможешь?

- Всегда можешь на меня рассчитывать, - честно пообещал Илья.

Швейцар предупредительно распахнул дверь, пожелав счастливого пути, надолго задержал взгляд на удаляющейся паре - он не мог не знать, перед кем распахнул дверь. Как правило, такие люди очень осведомлены, они хорошие психологи, а провинция обладает еще одной особенностью - любой слух здесь распространяется со скоростью света.

- Держись за перила, - подсказал Ростовский, аккуратно придерживая девушку.

Анну вдруг повело, она непроизвольно ойкнула и крепко ухватилась за перила. Илья, пытаясь ее поддержать, качнулся вместе с ней и в тот самый момент увидел направленный в него ствол. Вспышка напоминала молнию, и в следующую секунду раздался оглушительный грохот. Вот только дождя при этом не пролилось ни капельки. Сочно в деревянную перегородку крыльца врезались пули, заставив завибрировать окружающее пространство.

А в ответ почти над ухом прозвучало еще три выстрела. Кто-то опрокинул Илью с Аней на ступеньки, придавив тяжелым телом и задышав горячо в ухо.

В сторонке послышалось сдержанно-удовлетворенное восклицание:

- Готов!

Где-то вдали вновь прозвучали выстрелы. Потом опять все смолкло.

- Ну что разлегся, - недовольно проворчал Ростовский, - поднимайся!

- Нельзя было по-другому, Илья Борисович, - оправдывался, вставая, бродяга, которому еще минуту назад швейцар из жалости притащил тарелку щей. - Пристрелил бы.

Ростовский помог подняться Ане, отряхнул грязь с ее платья, безнадежно испачканного. Девушка не возражала, стояла молча и лишь счастливо улыбалась. Похоже, что прозвучавшие выстрелы она восприняла всего лишь как маленькое приключение. Сейчас она напоминала крохотную девочку, которую заботливый отец приводит в порядок.

- Знаешь, о чем я сейчас мечтаю? - спросила Анна у Ростовского.

- О чем же? - распрямился Илья.

- Чтобы ты вот так ухаживал за мной всю жизнь.

Ростовский некстати вспомнил раскрасневшееся лицо Лады и почти физически ощутил на своей спине ее крепкие ноготки. По телу невольно пробежала дрожь.

- Ты большая фантазерка, - заметил Ростовский.

- Да, я такая, - весело тотчас отозвалась Анна. - А разве это плохо?

- Не то чтобы плохо... Скажем так, непривычно, что ли, я ведь очень реальный человек, и все эти фантазии от меня очень далеки. Ой, какая досада, у тебя порвалось платье!

- Да? - очень искренне огорчилась Аня. - Я ведь его сегодня первый день надела!

- Возьми мой пиджак, - заботливо предложил Ростовский.

- Но это не спасет платье!

Ростовский улыбнулся:

- Зато не будет видно большую дыру сбоку. И потом, что ты так переживаешь? Хочешь, я завтра куплю тебе платье?

Аня не успела ответить, к Илье подскочил начальник службы безопасности и взволнованно заговорил ему в лицо:

- Одного завалили сразу. Отстреливался, стервец! А вот двоим удалось скрыться. Но ничего, достанем, весь город обшарим, никуда не денутся, - горячо заверил он. И, сбавив на полтона ниже, почти умоляюще продолжил: - Вам бы надо уходить отсюда быстрее, Илья Борисович, сейчас менты понаедут. Разбираловка серьезная предстоит.

- Правда на нашей стороне, - возразил Ростовский.

- Так-то оно, конечно, так, - охотно согласился телохранитель, - только ведь пару жмуриков тоже никуда не спрячешь. Я постараюсь уладить это дело, - пообещал верзила. - Надеюсь, в ментовке меня еще не позабыли. А вы езжайте, вас отвезут, - махнув рукой стоявшему неподалеку парню, он сказал: - Отвезешь Илью Борисовича и оставайся на месте. Будь все время на связи, мало ли чего.

- Я хочу посмотреть на убитого, - неожиданно пожелал Ростовский.

- Илья Борисович, нет времени, - заметил верзила, - я за вас отвечаю.

- Послушай, - грубо одернул Ростовский, - у меня уже давно нет ни мамы, ни папы, и я отвечаю за себя сам.

Верзила лишь беспомощно развел руками, соглашаясь - дескать, что с ним поделаешь.

Ростовский сделал несколько шагов. Позади, уцепившись за его руку, тащилась Аня. Стряхнуть бы ее как ненужную ношу, но обижать девчонку не хотелось. Ладно, пускай потопчется.

"Пиковый" лежал, широко раскинув руки. В двух метрах от него оброненный "Вальтер". Рот широко открыт, такое впечатление, что он хотел поведать что-то очень важное, да вот не успел. Раскаленная пуля оборвала его откровения на полуслове.

- Какой кошмар! - вновь напомнила о себе Анечка.

Подобное зрелище не для таких красивых глаз.

- Пойдем отсюда, - произнес Ростовский, - к чему нам все эти кошмары на ночь.

И повел девушку к стоявшему неподалеку бронированному джипу "Гранд-Чероки". Водитель проворно распахнул дверцу и держал ее до тех самых пор, пока пассажиры не скрылись глубоко в салоне. После чего уверенно юркнул на водительское сидение и запустил двигатель.

Ростовский жил в самом центре города, в элитном доме всего лишь на четыре квартиры. Его соседями были прокурор области, глава банка да еще какой-то крупный рыболовецкий промышленник. Входы в здание были устроены таким образом, что соседи могли неделями не видеть друг друга. В этом были свои положительные стороны.

Сержант, дежуривший у входа, почтительно взял под козырек и как бы невзначай скосил взгляд на Аню. В глазах проснулось мужское любопытство. Ростовский простил ему этот взгляд. Молодой еще!

Поднявшись на свой этаж, Илья отомкнул дверь и вошел вовнутрь.

- Здесь у тебя темно, - пожаловалась Анна.

- Потерпи немного, - сказал Ростовский и, отыскав на стене включатель, нажал его.

Вспыхнул яркий свет.

- А у тебя хорошо, - мгновенно оценила обстановку Аня, - чувствуется женская рука.

- И не одна! - сострил Ростовский, улыбнувшись.

Шутка Ане не понравилась. Красивое личико слегка скривилось. Смотри-ка, оказывается, она весьма чувствительная барышня.

- Ты хочешь сказать, что я следующая, так что ли? - насупившись произнесла Аня.

К тому же еще и смелая! Девочка уже давно перешла на "ты", а он даже не обратил внимания, в какой именно момент это произошло. А ведь ей следовало сохранять дистанцию.

- Ты неправильно меня поняла, - попытался исправить оплошность Илья, - просто я хотел сказать, что в моем доме очень часто меняются домработницы, а я этого очень не люблю.

- Ну, тогда я тебя прощаю, - кокетливо объявила девушка.

- Что ты хочешь? Вино, шампанское? - и, улыбнувшись, добавил: - А может быть, чего-нибудь возбуждающего?

Девушка фыркнула:

- Илья, опять твои несносные шуточки!

- Хорошо, тогда шампанское, - умело распечатав бутылку, Ростовский налил шампанское в высокие бокалы, расставленные по-хозяйски на столе Аней. - Хотя хочу тебе сообщить, что на некоторые возвышенные натуры шампанское действует как самое настоящее возбуждающее средство.

Выпили молча, едва коснувшись хрустальными боками, как будто бы совершали какое-то таинство, кто знает, возможно, так оно и было в действительности.

Отставив бокал в сторонку, Илья подошел к Анне, тихой и на редкость покорной. Ростовский не сомневался в том, что сейчас она принадлежит ему до самой последней клетки своего существа. Чтобы завоевать ее, совсем не нужно было прикладывать каких-то усилий, достаточно всего лишь протянуть руку. А это неинтересно! Анечка намного бы выиграла, если бы попыталась сопротивляться, хотя бы самую малость, только для вида.