Что имеем - не храним, потерявши - плачем. Эта пословица в полной мере применима к лесному хозяйству республики. Лесные насаждения занимают в Татарстане не больше пятой части территории, а отношение к ним - как к неисчерпаемым запасам.

Татарстанские кедры в Финляндию не вывозят, потому как и кедров у нас нет, и заграница неблизко, и леса для масштабных злоупотреблений чиновников маловато. Так что речь о простых гражданах, чье поведение в лесу напоминает действия врагов на оккупированной территории. Помимо повсеместных свалок или незаконных порубок народ регулярно занимается "поджигательством". В большинстве случаев по неосторожности, хотя есть и другие примеры.

По данным департамента лесного хозяйства Минэкологии и природных ресурсов РТ, за пять последних месяцев зафиксировано всего 14 пожаров (правда, это только по Гослесфонду). Однако главный специалист отдела организации деятельности государственной лесной охраны и защиты леса Рамиль Шайхутдинов считает, что успокаиваться в этом году рано.

- Мы всегда боимся начала осени - в связи с листопадом, а также жаркого сухого лета. Конечно, поздняя, холодная весна и дождливый июнь обеспечили нам хорошие показатели, но жаркие июль и август могут совершенно изменить картину.

Чтобы понять степень опасности, обратимся к статистике МЧС по умеренно жарким 1996 - 1997 годам. С учетом приписных и "колхозных" лесов за это время было зарегистрировано аж 535 лесных пожаров. А ведь бывают годы похлеще - тем, кому за сорок, хорошо помнится 1972 год, когда в дыму задыхалась вся европейская часть России.

Что до Казани, то, по словам Рамиля Шайхутдинова, все окружающие город леса потенциально пожароопасны. Часто горят высокогорские и столбищенские массивы, а лес вокруг Борового Матюшино (Волжское лесничество) вообще отдельная песня. Ему угрожают расположенные вдоль Волги дачные поселки, которые регулярно полыхают. И не всегда по неосторожности. Только за прошлый год и только двумя пожарами в живописной прибрежной полосе уничтожено около сотни дачных домиков. Причиной тому, по всей видимости, стали спланированные поджоги, скромно означенные в официальных сводках как "занос открытого огня неустановленными лицами". Впрочем, дележ лакомых участков - тема для отдельного материала, мы же обратимся к поведению нерадивых граждан - главной угрозы лесу.

Кроме очень редких случаев с молнией все лесные пожары происходят по вине человека. На первом месте по степени опасности - брошенные горящие спички или тлеющие окурки и непогашенные костры. На втором месте - сжигание сухой травы, соломы на прилежащих сельхозугодьях. Третье и четвертое места делят хозяйственные работы (строительство дорог, ЛЭП, нефтепроводов) без соблюдения правил пожарной безопасности и тлеющие пыжи, оставшиеся после выстрелов из охотничьего ружья. Последнее возле Казани редкость, а вот окурки и костры регулярно приводят к возгоранию в том же Лебяжьем, равно как и в заповедниках (!) республики.

О том, чего нельзя делать в лесу, повествуют красочные аншлаги, расставленные у опушек и вдоль дорог. Но судя по нашему разгильдяйству, то ли призывы примелькались, то ли не клюнул еще кой-куда огненный петух. Пора бы некоторым хоть из школьной программы вспомнить, что такое лес: и водный "аккумулятор", и "легкие планеты", да и древесина в конце-то концов. Неужели огромное богатство достойно нынешней участи, когда к "пьяным" шашлыкам на природе относятся с большим почтением, чем к десяткам гектаров леса...

Антон ШАБАРДИН.