Из серии романов "Я - вор в законе".

(Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160.)

Вот блондин отделился от троицы и уверенно направился к Ростовскому. Илья сделал вид, что не замечает его, но на самом деле контролировал каждое его движение, смотрел на руки. Следом с заметной ленцой потянулись и те двое. В глазах появилась осмысленность - почему бы не поживиться, если терпило сам в руки идет?

Шакалы, мать твою! Сейчас начнут окружать, а когда один из них окажется за спиной, это будет знак к тому, что можно рвать лоха на части.

- Давай отойдем в сторонку, перетереть надо, - проговорил тот, что был ближе остальных.

Прозвучало спокойно, без особой вражды. Явно было рассчитано на то, чтобы усыпить бдительность.

- А в чем, собственно, дело, ребята? - беспечно поинтересовался Ростовский, припустив в голос озабоченности.

- Ты что, от бабы боишься отлепиться? - ядовито хихикнул щуплый: - Спросить кое-что хотим.

- Ну, если так, - мягко освободился Ростовский от крепкой ладошки Лады.

- Не ходи, - вполголоса взмолилась Лада. - Я ведь только что тебя нашла, - нижняя губа девушки заметно подрагивала.

- Что ты волнуешься, глупышка? - с недоумением спрашивал Ростовский. - Посмотри на них... Ребята очень мирные. Зададут пару вопросов, и я вернусь. Ты постой здесь.

- Умоляю тебя, останься, они тебя убьют, я же их знаю! - горячо зашептала в самое лицо Лада, а тоненькие пальчики потянули его за самый край пиджака.

Боковым зрением Ростовский заметил, как низкорослый понемногу заходил со спины, будто бы случайно. Удивляться нечему - у шакалов и крыс схожие привычки: любят кусать исподтишка, со спины.

Подошел блондин, внешне выглядел вполне доброжелательно, даже располагающе.

- Ты чего, боишься, что ли? - поинтересовался он с заметным укором.

Коротышка, стоявший рядом, мелко захихикал.

Ростовский скупо улыбнулся. Прием не нов и был рассчитан на мужское самолюбие. Это какой же мужчина хочет оказаться трусом? Как же он после этого будет смотреть в глаза любимой девушке. Вот только разговаривать придется ему одному с целой толпой беспредельщиков. А законов, как известно, для них не существует. Затопчут! Не одного отважного после такой милой беседы относили на погост. Выходит, и твоя очередь пришла.

Ростовский улыбнулся шире.

- Отчего ж, давай пройдемся, - спокойно произнес Ростовский, ободряюще улыбнувшись Ладе.

Крепышу оставалось всего лишь два шага, чтобы зайти за спину. Он станет не только невидимым, но и получит ощутимое преимущество для нападения. Ростовский даже представлял, как его завалят во время дружеской и как будто бы ничего не значащей беседы. Блондин не станет размахивать руками и угрожать, он будет беседовать вполне по-доброму, возможно, станет даже улыбаться, но в то же самое время на самом вдохе коротышка воткнет ему в печень финку. А дальше темнота и абсолютные непонятки.

А вот этого делать не стоило - раздался щелчок, вроде бы совершенно безобидный, но Ростовский знал, что именно с таким звуком срабатывает пружина, выбрасывая из рукояти сложенное лезвие.

- Да тут недалеко, - ободряюще проговорил блондин, увлекая за собой Ростовского. В знак добрых намерений он даже повернулся к Ростовскому спиной. Дескать, смотри, какой я отважный. Вот только торопился он не на свет, а в самую подворотню, в темень.

Крепыш шел сбоку и тоже как будто бы совершенно беспечно, даже насвистывал какой-то пошловатый мотивчик. И тут Ростовский осознал, что следующего мгновения для него может не быть, он просто не успеет дойти до подворотни и, обломавшись в поясе, останется лежать под ночным фонарем в луже крови.

Развернувшись, Ростовский увидел, как крепыш уже отвел назад для удара руку. Через секунду лезвие, описав дугу, собрало на стальной поверхности мерцание звезд. Ростовский качнулся корпусом в бок и почувствовал, как финка легко и безжалостно распорола полы пиджака. Подавшись вперед, он ухватил выброшенную руку за предплечье и с силой ударил коленом по локтевому суставу. Раздался громкий и неприятный треск ломаемой кости, и тотчас последовал душераздирающий вопль.

Вкладывая всю скопившуюся злость, он коленом поддел согнувшегося крепыша в лицо.

Этот уже не боец! Шакал поджал хвост.

Ростовский даже не понял, как нож оказался у него в руке. Скорее всего, он поймал его рефлекторно в тот самый момент, когда трещали лучевые кости и оброненное оружие падало на землю. И сейчас, вооружившись финкой, он был страшен. Блондин, открыв рот, сосредоточил свое внимание на сверкающей стали, еще миг - и финка, распоров коричневую рубаху, вошла в брюшную полость.

- О-ох! - выдохнул блондин, сделав крохотный шажок назад.

Секунду Илья боролся с ненавистью. Вот он, враг, на расстоянии вытянутой руки. Стоит только воткнуть финку на всю длину лезвия, разок повернуть клинок, и все будет кончено. "Если доберется в ближайший час в больницу, будет жить", - как-то мимоходом подумал Илья.

- Живи, сука! - скрипнул зубами Ростовский, наблюдая за тем, как блондин, зажав в боку рану, отступает в подворотню.

Развернувшись, он коротким ударом полоснул по лицу щуплого и успел заметить, как тому на ладони брызнула струя крови. Отбросив нож в сторону, он сделал один большой шаг навстречу крепышу.

- Тебя я одними руками заломаю, - не зло, но очень убедительно пообещал Ростовский. Крепыш попятился назад, натолкнувшись спиной на складной столик, и будто бы очнувшись, побежал прочь, сбивая по пути расставленные пластиковые стулья.

Все произошедшее заняло не более двух минут. Лишь официант, вышедший на шум с подносом в руках, и единственный свидетель случившегося завороженно и с каким-то немым ужасом взирал на Ростовского.

Илья порылся в карманах, вытащил пятьсот рублей и небрежно бросил на поднос.

- Извини, браток, что так получилось. Это тебе за беспокойство. Ты не обиделся? - вежливо поинтересовался он, посмотрев в его расширенные глаза.

- Что вы, что вы! - официант мелко замотал головой.

- Ну вот и славненько! А то, знаешь ли, всякое может быть. Не люблю людей обижать.

Лада все-таки не выдержала, сбежав по ступенькам, быстрым шагом направилась к Ростовскому.

- С тобой все в порядке?

- Не беспокойся, дорогая, все хорошо. Ну, чего встала, пойдем, - решительно и несильно потянул Ростовский за локоть Ладу.

Уже когда они отошли на порядочное расстояние, в самую темноту, раздался отчаянный крик официанта:

- Спасибо!

Халдей возвращался к жизни.

Несколько долгих минут шли молча. Краснопресненская набережная была пустынна. Впрочем, нет, впереди стояли двое, облокотившись о гранитное ограждение. Но то влюбленные, милые молодые люди, где их только не встретишь!

Вода в реке выглядела темно-серой, зловещей, под стать случаю. В такой только топиться.

Далеко за спиной послышался вой машины скорой помощи. "Оперативно, однако, приехали, - хмыкнул зло Илья, - значит, будет жить. А вот милиции пока не слыхать".

- Ну и друзья у тебя, хочу сказать, - наконец выдавил из себя Ростовский.

Лада слегка прибавила шаг, но Ростовский твердо и одновременно очень бережно попридержал ее.

- Они мне не друзья.

- Тогда кто же?

Илья с силой развернул к себе Ладу.

- А ты уверен, что хочешь знать правду? - с вызовом спросила девушка.

С удивлением Ростовский обнаружил, что Лада была очень высокого роста, странно, что он не замечал этого раньше. А может, это было потому, что чаще всего они общались, так сказать, в лежачем положении?

(Продолжение следует.)