Так уж получилось, что в нашей стране исторически сложилась социально-уравнительная, предельно монополизированная общегосударственная система жилкомхоза. Стоит ли удивляться, что прогнившая за годы брежневской эпохи до основания, она сегодня с большим трудом поддается реформированию. Все провозглашенные властью попытки демонополизации упираются в нерешаемые пока экономические, юридические, социальные, политические проблемы.

Общеизвестно, что у ЖКХ нет собственных средств на развитие, а кредиты малодоступны. Потому что они дорогие, а у муниципалитетов (в том числе и у казанского) нет под эти кредиты обеспечения. Остается лишь привлечение богатых компаний, обладающих собственными крупными средствами или возможностью аккумулирования займов - с тем, естественно, чтобы объекты ЖКХ были впоследствии переданы в собственность или в аренду этим фирмам.

Кстати, именно по такой схеме действует ЖКХ на Западе, где на богатом (за счет платежей населения) ЖК-рынке работают транснациональные корпорации. Но у нас пока если кто и проявляет интерес к жилкомхозу, так только сырьевые и энергетические фирмы. Согласитесь, было бы странно передавать монополистам - производителям услуг - объекты жилкомхоза: уж они так вздуют тарифы, что не покажется мало даже Чубайсу, который пока единственный из отечественных олигархов проявил практический интерес к разваливающейся отрасли.

Есть и другой аспект проблемы: в Перми недавно попытались передать в частные руки водопровод - все кончилось крахом, поскольку отключать воду за хроническую неуплату местные власти частникам не позволили. И не позволят ни электрикам, ни тепловикам, если таковые крупные частные компании действительно появятся, так что уверенности хотя бы в сохранности собственных капиталов у потенциальных ЖК-капиталистов нет. С другой стороны, и требовать с нашего полунищего населения оплаты постоянно повышающихся тарифов по меньшей мере некорректно.

Не менее принципиальны проблемы юридические. Это только кажется, что сегодня всем ясно, кому принадлежит тот же водопровод или инженерные коммуникации. На стыках городских сетей, внутренних "ниток" промышленных предприятий и отводов жилых массивов масса юридических неясностей. А с выходом постановления властей о передаче собственности жилищно-строительных кооперативов и товариществ собственников жилья в доверительное управление райжилуправлениям положение и вовсе запуталось - недаром подавляющее большинство председателей кооперативов и ТСЖ проголосовали обеими руками против этого документа.

Причин тихого "бунта" жилищных кооператоров несколько: передача домов ЖСК в управление РЖУ существенно усложнит нынешнюю систему платежей. Сейчас ЖСК аккумулируют средства жильцов на своем счету, по большей части оперативно рассчитываясь с поставщиками. А в случае переподчинения ЖСК райжилуправлениям кооператоры будут оплачивать услуги поставщиков через некоммерческую кредитную организацию "Казань-Кредит". Согласно счетам-фактурам все тех же РЖУ.

На первый взгляд самим жильцам это по барабану, и часто это действительно так - по признаниям самих председателей кооперативов и ТСЖ, жителей обычно не заманишь на собрания: не готов у нас в массе народ к самостоятельному управлению жилым фондом. Но предприниматели, которые и сейчас-то в реформирование ЖКХ не рвутся, в случае передачи всех расчетов, а также доверительного управления кооперативными и приватизированными домами райжилуправлениям побегут от едва начавшейся реформы как черт от ладана - с муниципальными унитарными предприятиями, классическими монополистами старого толка, ни один уважающий себя бизнесмен связываться не захочет.

Думается, прав консультант Мин-архстройжилкомхоза Ефим Андурский, который считает, что государство должно сейчас пестовать крупные частные управляющие компании, готовить квалифицированных менеджеров. И наложить хотя бы временный запрет на любые местные новации в сфере жилкомхоза. Вот только как привлечь крупный бизнес в ЖКХ, а не готовить одних мелких предпринимателей-сантехников и под видом частников привлекать к подрядам недавно акционированные ГУПы? Вопрос остается открытым.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.