Казанский университет за двухсотлетнее свое существование взрастил немало поэтов. Сергей Аксаков, братья Панаевы, Княжевич, Рыбушкин, Лажечников, Грациский, Вагнер, Демерт, Радимов, Хлебников и другие - все они писали стихи, учась в стенах университета. И если о них можно-таки собрать документы и материалы, то еще об одном студенте-поэте данных очень мало. А внимания он и его стихи вполне заслуживают...

Итак, жил-был на свете некто Павел Перов, сын Ивана. Юношей он был бойким и небесталанным, о чем, собственно, он знал и сам, ибо, еще учась в гимназии, стал писать стихи, пользовавшиеся в сем учебном заведении заслуженной славой.

Жил он в одной из одиннадцати губерний, входивших в Казанский учебный округ, посему выбор в продолжение получения образования был как бы предопределен: Императорский Казанский университет.

И он поступает в него в 1811 году, когда еще университет и Первая казанская гимназия были слиты в едином здании и под единым руководством господина директора обоих учебных заведений Ильи Федоровича Яковкина.

Не могу сказать, насколько хорошо успевал Павлуша, как звали его родные и старая няня, по университетским наукам, а вот писать стихи и делать переводы с французского он успевал точно.

О вы, тузы винновой масти,

Источник горечи и сласти,

О денежные мудрецы!

Плещите хором в мир руками,

Пока еще вы с сундуками,

Пока полны у вас ларцы!

Златые счастья истуканы,

Наружностью - павлины, враны

Душой и - устрицы умом!

Златую пыль в глаза пускайте,

Мишурным блеском ослепляйте,

Червонцами творите - гром...

Перов был, несомненно, талантлив.

Когда инициативный кружок студентов стал выпускать ежемесячный рукописный журнал "Смесь", Павел Перов принял в нем самое деятельное участие.

В университетских архивах еще в начале прошлого века находилось два номера журнала за 1812 год, январский и февральский.

В январском номере из четырех сохранившихся сочинений два было Павла Перова: стихотворение "На новый год" и перевод с французского стихотворной пьесы "Евгения и Леоне, или Платье для бала".

В февральском - из девяти представленных произведений, в том числе студентов Михаила Рыбушкина и Александра Княжевича, автором четырех являлся Перов.

Великолепной по слогу и выражению мысли была "Ода на злато", весьма похожая на сатиру. Состояла она из 21 стихотворения, самостоятельно завершенных и подчиненных друг другу только одной единой темой.

О идол, чтимый всей вселенной!

Дар неба, дар неоцененный,

Источник жизни, бытия!

Тебе, о злато, петь дерзаю,

Тебя на мире величаю,

Тебя, вселеннаго царя!

...Блеснешь - преклонят все колена:

Париж, Москва, Петрополь, Вена,

Француз, россиянин, варяг,

Поклонник солнца, христиане,

Язычники, магометане -

Никто тебе не будет враг!

Судя по всему, Павлуша был весьма хулиганистым малым. Есть сведения, что когда исполняющий обязанности инспектора студентов будущий первый ректор университета профессор Иван Осипович Браун сделал Перову какое-то замечание, то тот, как видно из жалобы Брауна, "оказал мне различныя грубости и с дерзостию отказался исполнять мое приказание".

...Тобою зиждутся престолы,

Деревни, города и селы;

Ты все на свете сем творишь:

Кровавы войны возжигаешь,

Царей возводишь и свергаешь,

И так, и сяк - весь мир вертишь.

Но что без злата человеки?

Текут их дни как тусклы реки...

Уже будучи в "студентах старших", Павел Перов участвовал в торжествах так называемого "второго" открытия университета в 1814 году, когда наконец гимназия отделилась от университета и переехала в специально отведенное для нее здание на Покровской, что есть ныне часть улицы Карла Маркса. А университет он закончил в 1815-м...

Что с ним было далее, неведомо. Может, служил он, как и большинство университетских выпускников, учителем в обычной гимназии и пописывал в губернские газеты, может, плюнул на все и уехал к себе в деревню хозяйствовать, а может, пошел в военные и сложил голову в какой-нибудь из турецких кампаний...

Леонид ДЕВЯТЫХ.