Из серии романов "Я - вор в законе".

(Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160, 163, 165, 166, 169, 171, 172, 175.)

Гориллоподобный, мелко хохоча, расслабил ремень, скинул до колен штаны и неуклюже опустился прямо на извивающуюся Ладу.

Сильная боль разодрала бедра. Лада вскрикнула.

- Подмахивай, сучка, подмахивай, сказал! - орал бугай в самое лицо. - Ты на работе находишься, не халтурь! Я кому сказал! Клиенты обидеться могут!

Лада пробовала вырваться. Но несколько сильных оплеух разбили ее лицо, она почувствовала, как лопнула губа, а полость рта мгновенно наполнилась кровью.

Резван сидел и молчал с непроницаемым лицом, лишь иногда делал глубокие затяжки, и только когда удары по лицу участились, он зло воскликнул:

- Поосторожнее, Тенгиз!.. Вы мне товар попортите! Ей еще на Тверскую выбираться... Кто ее тогда с такой рожей снять захочет?

- Да мы же с нежностью, - уверил с короткой стрижкой, приспуская штаны.

Гориллоподобный устало поднялся.

- А хороша тетка! Не ожидал. Спасибо, Резван, за подарок. Все плотненько так, не разношено, не то что у шалав с улицы. Чувствуется, Резван, что ты ее бережешь, - и, рассмеявшись, добавил: - Для таких, как мы, бережешь!

Резван промолчал, лишь слегка поморщился - шутка покоробила. Он нервно стряхнул пепел на диван, зато приятелям слова толстяка пришлись по душе, и они громко расхохотались. Парни входили в раж.

Посмотрев на Ладу, гориллоподобный радостно сообщил:

- А эта случка мне понравилась. Радуйся, шалава, постоянного клиента заполучила, настоящего джигита!

Г Л А В А 7

Дней через десять Алексей мог назвать всех клиентов Мартыновой Лады. Фотографию каждого из них он аккуратно вставлял в небольшой альбом. Получилась весьма любопытная коллекция. Среди них были как весьма состоятельные бизнесмены, так и обыкновенные работяги, что утаили пару рубликов от супруги на плотское удовольствие. И судя по тому, с какими лицами они покидали центровую путану, можно было сказать точно - она удовлетворяла всех. Встречаются же такие бабы! Алексей и сам стал подумывать о том, а не завернуть ли к ней на пару часиков, и только боязнь засветиться удерживала его от подобного шага. Вот закончится вся эта канитель, тогда и можно будет поразвлечься.

Для чего Тарантулу нужны были снимки, Алексей не знал, но спрашивать его об этом никогда бы не рискнул. Константин Игоревич ничего не совершал просто так, а следовательно, планировал какую-то крупную акцию. Вообще, Алексей считал себя специалистом по выколачиванию долгов. В этом случае не следовало особенно мудрствовать - затолкал грешника в багажник, провел профилактическую беседу с применением подручных средств в виде клещей и зажженной сигареты, а там, глядишь, должник и спекся. А здесь приходилось заниматься тем, о чем у Алексея, во всяком случае, до недавнего времени, были весьма туманные представления. Но втянувшись, он даже начинал ощущать себя разведчиком, действовавшим на вражеской территории.

Чаще других к Мартыновой заявлялся гориллоподобный южанин, которого звали Тенгиз. Впервые Алексей столкнулся с ним полгода назад, когда в районе Измайлово не сумели поделить с "пиковыми" супермаркет. В их группе он бы за главного, вел себя в высшей степени неосмотрительно и дерзко, и если бы не вмешательство разводящего Кузи (смотрящего Северо-Западного округа), то не обошлось бы без стрельбы. Тогда Алексею показалось, что в группировке "пиковых" Тенгиз занимает одно из ключевых мест, и вот сейчас, присмотревшись, он понимал, насколько был далек от истины. Тенгиз делал крышу сутенерам, а это уже не уровень, кроме брезгливости, подобные вещи ничего не вызывают. Настоящий блатарь в подобные вещи не ввязывается.

Чаще всего он встречался с Ладой в гостинице, но бывало и так, что отвозил ее к себе, где держал до самого утра в ущерб клиентам.

С Тенгизом все было ясно, но что-то заставляло Алексея продолжать наблюдать за ним, возможно, здесь существовали личные мотивы - "пиковый" был ему неприятен, и он ждал случая, когда тот проколется, чтобы скомпрометировать его перед земляками.

В этот раз Тенгиз завернул на Парковую, в небольшой пятиэтажный дом, примыкавший к Измайловскому лесопарку. Во втором подъезде на первом этаже жила одна из его зазноб, которую он посещал уже последние две недели. Несколько раз Алексей встречал ее у гостиницы "Балчуг", видно, девочка находилась под покровительством Резвана. На лицо девушка была недурна, ее портили слегка широкие плечи и грузная походка: когда она шла по улице, то создавалось впечатление, что к помосту со штангой подходит тяжелоатлет брать очередной мировой рекорд. Что-то он в ней отыскал.

Припарковав свой джип недалеко от подъезда, Тенгиз уверенно зашел в дом. Алексей остановил свою "десятку" на значительном расстоянии, но так, чтобы просматривался подъезд. На сегодняшний вечер у него были совершенно другие планы - хотелось заночевать у той самой продавщицы из часового отдела, благо что в ней он не разочаровался. Она так лихо подкидывала его в прошлый вечер, что он невольно ощутил себя гимнастом на батуте.

Ладно, видно, с этим делом придется немного повременить.

Леха готовился к долгому ожиданию, но уже минут через сорок дверь отворилась, и Тенгиз ускоренным шагом направился к своей машине. Вел он себя странно. Быстро посмотрев по сторонам, он юркнул в салон и запустил двигатель, машина рванула с места, скрипнув на прощание покрышками. Алексей попытался увязаться за ним следом, но уже через полкилометра упустил его из вида. Такое поведение было не в характере Тенгиза, что-то его очень расстроило. Подумав, Алексей решил вернуться обратно.

Остановившись у самого подъезда, Леха посмотрел наверх - в окнах на втором этаже, где проживала подруга Тенгиза, горел свет. Алексей вышел из машины. Немного постоял и вошел в дом. Из-за двери раздавалась музыка, похоже, что зазноба Тенгиза до сих пор находится под впечатлением от нанесенного визита. Подумав, Алексей позвонил в дверь. Раздалась мелодичная трель. Немного повременив, еще раз надавил на кнопку звонка. Гостей здесь явно не ожидают. Леха хотел уже было уйти, как вдруг заметил, что дверь приоткрыта. Слегка толкнув ее, он вошел в ярко освещенную прихожую. Сунул руку в правый карман, где лежал "Вальтер". Постоял. На него никто не набрасывался и не приглашал во-внутрь. Ощущение было такое, что он был единственным человеком в этой комнате. Иллюзию разрушала лишь музыка и хрипатые голоса какой-то блатной песни - то дурачился "кассетник". Сделав еще несколько нерешительных шажков, Алексей прошел в комнату. Леха всегда считал себя человеком закаленным, но то, что он увидел в этот раз, подвергло в шок даже его. Оцепенев, он несколько минут глядел на ужасающую сцену: на полу, в луже крови, лежала женщина, коротенькая комбинация задрана на голову и лица не рассмотреть. Приблизившись, Леха осторожно приподнял комбинашку и узнал в ней хозяйку квартиры. Вот, значит, как оно складывается.

Алексей подошел к магнитофону и зло надавил на клавишу. Песня оборвалась на полуслове. Пусть девушка побудет в тишине, теперь ей музыка ни к чему.

Спустившись во двор, Леха-бригадир долго не мог прийти в себя. Он немного успокоился только тогда, когда отъехал на значительное расстояние. Да-а, будет что рассказать Тарантулу.

* * *

В Магадане Илья Ростовский пробыл две недели. Именно такое время потребовалось ему, чтобы уладить все свои дела. А их, как оказалось, набралось предостаточно. Главное, удалось договориться с милицией, и теперь он был уверен в том, что больше его не потревожат. Неважно, что подобная любезность обошлась в круглую сумму - окажись он где-нибудь в милицейском подвале, так потерял бы несравненно больше.

Кавказцы, с которыми сцепилась служба безопасности, как оказалось, уже давно промышляют золотишком в Магаданском крае. Сначала они занимались черными старателями, работающими на отвалах, а когда окрепли, решили расширить свою деятельность и переключиться на золотоносные рудники, сулившие несоизмеримо большую прибыль.

(Продолжение следует.)