ДРУЗЬЯ И СОПЕРНИКИ

Салих и Рашид родились в один и тот же день, в одном и том же роддоме. Забирали их тоже в один день, семьи жили в одной деревне, на одной улице и даже в соседних домах.

Детство тоже прошло вместе. Если пропадал Салих - его искали у Рашида. И наоборот, благо родители мудро рассудили, что если уж мальчишки так дружат, то им-то что мешает? Дети в один день пошли в одну и ту же школу, уселись за одну - последнюю - парту и даже, черти, учились почти одинаково. Через несколько лет разница стала заметна - Салих был крупнее, упрямее, постоянно крутился около грузовиков и комбайнов. Рашид был белобрыс, тонок в кости, очень любил книги и всякую домашнюю живность.

В восьмом классе они, не сговариваясь, расселись за соседние парты и стали здороваться сквозь зубы. Причина сидела у окна - девчонка с соседней улицы, Лилька, вчера еще в старом халатике копалась в огороде, а тут выросла, стала девушкой и смотрит так задумчиво то на одного, то на другого. Но что поделать, если ей нравились оба?

Вопреки школьным обычаям отношения на кулаках за гаражами выяснять не стали, но рассорились всерьез. Постепенно это перешло и на родителей: какой-то спор из-за неправильно передвинутого забора - и все, как топором отрубило, и в гости по праздникам ходить перестали.

А мальчишки продолжали соревноваться. Салих умел подтягиваться на одной руке, Рашид мастерски - без учителей - освоил гармошку. Салих в летние каникулы наравне со взрослыми месяц оттрубил на комбайне, Рашид за этот же месяц полностью переделал школьный красный уголок. Лилька по-прежнему смотрела задумчиво и благосклонно.

После школы Рашид уехал в Казань поступать в медицинский институт, Салиха с распростертыми объятьями приняли в отцовской бригаде, так как парень дело знал не хуже взрослых, не пил и был зол на работу.

Лилька тоже поступила в институт в Казани, но на заочный, поэтому виделась то с одним, то с другим соперником. Она и приносила новости: Салих завоевал красный вымпел, а на Сабантуе среди молодежи честно наборол цветной телевизор. Рашид получал повышенную стипендию, а по вечерам рисовал картины, которые специалисты уже начинали ценить.

В армию друзей забрали тоже в один день. Здоровяк Салих попал в морскую пехоту, умница Рашид - в ракетные войска. Лилька писала обоим, одинаково ласково и бездумно. И оба вернулись из армии старшими сержантами с кучей благодарностей.

* * *

В конце концов родители помирились, тем более что постарели - что уж там делить. А дети продолжали соперничать. Салих один построил новый дом. Рашид сел за кандидатскую диссертацию. Салих купил машину. Рашид стал самым молодым за всю историю заведующим хирургическим отделением одной из казанских больниц. Оба были влюблены и неженаты.

Однажды Рашид приехал в деревню в отпуск. Как положено, свирепо попарился в бане, почесал за ухом теленка, о чем-то долго говорил с отцом, отдал подарки матери и сестре. Вышел покурить на улицу и сел на старые бревна. Обернулся - рядом сидел и тоже курил Салих. Помолчали.

- Ну как ты? - спросил Салих.

- Нормально, - ответил Рашид. - Работаю. Докторскую пишу. Квартиру вот кооперативную купил.

- Молодец, - не сдержался и похвалил Салих. - Ты всегда с головой был. Не то что я.

- Ты это брось! - обиделся Рашид. - Мне тут родители, когда в Казань приезжали, рассказывали - у Салиха самый лучший дом в деревне. Водопровод сам провел, канализацию. Глядя на него и другие стали, даром что совсем молодой.

- Двадцать восемь. Да что дом? У тебя тоже квартира. Тоже сам, если не построил, то купил.

- Картины купили.

- Значит, хорошие картины, раз купили.

- А ты на машину заработал. Первая "девятка" в деревне.

- В уборочную платят хорошо. Если работать. Если не пить.

Друзья увлеклись и, как двадцать лет назад, горой встали друг за друга. По словам Салиха получалось, что в честь Рашида впору называть любую деревенскую улицу, а уж если докторскую защитит - то весь колхоз. Рашид напирал на то, что он считает себя изменником и бездельником, ест Салихов хлеб и вообще сейчас колхозником быть престижно, потому что колхозник - это и есть фермер.

Закурили еще по одной и, не сговариваясь, пошли к Салиху. Достали хлеб, вареные яйца, Рашид умело нарезал привезенную из города дорогую колбасу. Выпили по рюмке, поморщились - оба были не любители. Тут Салих и рубанул:

- А Лилька-то... знаешь?

- Что? - похолодел Рашид.

- Замуж вышла в прошлом году. За одного... из соседней деревни. В нашей бывшей школе работает учительницей географии. Ты не знал?

- Не знал, - сокрушенно ответил Рашид.

- Я тогда три дня с комбайна не слезал, думал, устану - забуду. Нет, не забыл.

Друзья выпили еще по одной, убрали водку и стали молча пить чай. Переглянулись - и засмеялись. Смеялись долго.

- Это вот ведь как, - вытер глаза Салих, - столько лет из-за нее. Как сейчас говорят - "кто круче". А она нас обоих с носом оставила.

- Ее дело.

- И я говорю - ее. Но мы-то... вот дураки.

Рашид долго смотрел в окно, как на утихающую деревню рушатся синие августовские сумерки, сквозь небо, как сквозь дымчатое стекло, пробиваются первые звезды и висит на том же самом месте - над третьим от дороги высоковольтным столбом - месяц. Почему-то было радостно на душе. Ведь все нормально, жизнь продолжается. Рядом сидит и согласно молчит верный товарищ. Через месяц пора будет возвращаться на работу, которую он любит, и к картинам, которые все больше и больше ценят. И то, что Лилька вышла замуж, хорошо. И муж у нее, наверное, хороший, а то бы не вышла.

- А все-таки она молодец, - неожиданно сказал Салих.

- Точно! - подхватил Рашид. - Старались-то для нее, а в результате сами не последними людьми стали. В двадцать восемь лет.

- Тем более!

- А тогда ты первый начал.

- Может быть. А ты продолжил. А еще умный.

- Значит, такой же дурак был, - легко согласился Рашид.

- А я, знаешь, тогда, после комбайна, даже обрадовался. Думал, ты теперь приедешь ко дню рождения.

- А я, если бы знал, сразу же приехал бы. Взял бы отпуск за свой счет и приехал. А у тебя когда?

- Тогда же, когда и у тебя. Забыл?

- И правда - в один день.

Друзья снова замолчали. В домах зажигали огни. По дороге прошумел запоздавший "КамАЗ", вслед ему затутукал какой-то сумасшедший петух и туго взбрехнула собака. И в далекой деревне, едва видной на горизонте, где в новой школе работала вышедшая замуж Лилька, глядя на соседей, как елочные гирлянды, тоже начали загораться окна домов.

Искандер КАШАПОВ.