Полдень. Жара. Мы на Лебяжьем - одном из самых красивых озер в окрестностях Казани. Отдыхающих много: здесь и молодежь, и люди в возрасте, и дети, с веселым визгом штурмующие водную гладь.

Хочется пить. Оглядываемся... Нет ни одной палатки с прохладительными напитками, едой, мороженым, возле которых сейчас наверняка толпился бы народ. Спрятаться от ослепительного солнца, как оказалось, тоже негде - ни тентов, ни грибков, ни каких-либо навесов. Риск получить солнечный удар достаточно высок. Озираемся вокруг в надежде увидеть какое-либо строение, напоминающее пункт соответствующей службы по спасению жизни утопающих. Увы, такового вроде нет. Впрочем, в ста метрах от дороги замечаем дощатую будку без двери и каких-либо опознавательных символов. Зато на полу лежит небольшой щит, на котором начертано: "Лес - народное богатство". Не поспоришь... Возможно, это и есть пункт спасателей, но где же они сами?

- А вон они, на лодке, - показывает рукой на середину озера лежащий рядом мужчина.

Двое гребут веслами к берегу. Вскоре из лодки выпрыгивает парень, по внешнему виду которого трудно догадаться, что он и есть спасатель.

- А если вдруг кому-либо из отдыхающих потребуется ваша помощь? - обращаюсь к нему. - Вряд ли вы успеете быстро подгрести на такой лодке. Озеро-то большое.

Казбек Яролеев - так звали этого парня, был настроен оптимистичнее относительно своей спасательной миссии:

- Постараемся помочь. Пока таких случаев здесь не было.

В лодке лежали один обшарпанный спасательный круг, веревки, два жилета и маска.

- И это ваше снаряжение? Негусто, - подытожила я. - И сколько же вас, спасателей, здесь вообще?

Оказалось, что их было четверо, но незадолго до этого дня двоих отправили на пляж парка Победы. Медсестры, по словам парня, здесь никогда не было.

От жары стучало в висках... Укрыться от солнышка можно было только под деревьями, подальше от воды, расположившись прямо на траве под тенью ветвей на радость всеядным комарам. От дороги к озеру спускались мужчина и женщина, в руках у них были тарелки с шашлыками, бутылка пива.

- С трудом перебежали дорогу, такое сильное движение, - сообщил мужчина, перехватив мой взгляд. - Пить хочется, перекусить, а магазин и ларьки с провизией - напротив, здесь-то, на берегу, ничего не продают.

Действительно, двухстороннее движение, большой наплыв грузовых и легковых автомашин делали переход через дорогу весьма затруднительной и опасной задачей. Дети же, приехавшие сюда, по всей вероятности, без взрослых, без конца сновали туда и обратно.

Отдыхающие охотно вступали в разговор. Говорили о том, что приезжают сюда, потому что здесь красивая природа, живописное озеро с теплой прозрачной водой, чистый песок. По сравнению с пляжами в черте города эта ухоженность была отличительной особенностью озера. Видимо, средств, выделяемых на благоустройство его территории, хватает на элементарную уборку, что, надо отдать должное, честно здесь отрабатывается.

Светлана Султанова, инженер одного из казанских предприятий:

- Нам здесь очень нравится, сюда приезжаем постоянно. Отошли специально подальше от воды, чтобы укрыться под тенью деревьев. Как видите, ни грибков, ни тентов.

- Нет лежаков, урн, - подхватывает Настя Конькова, сотрудница "Таттелекома".

Диляра Каримова, сотрудница одной из частных фирм:

- Негде переодеться - нет кабинок, от солнца укрыться негде, нельзя же постоянно находиться под палящими лучами. Властям стоит подумать о возможности предоставления территории озера в аренду предпринимателям.

Кстати, такая точка зрения достаточно актуальна. Инициатива и усердие людей, располагающих финансами, несравнимо улучшили бы здешнюю картину в плане благоустройства. Функционировала бы база проката, где были бы мячи, обручи, бадминтон, катамараны, лежаки, шезлонги и прочее. Крутились бы карусельки на радость детям.

- А если бы сюда, на озеро, привлечь и двух воспитателей, которым мы могли бы доверить наших детей, - продолжила Тамара, - взрослые имели бы возможность пообщаться, поплавать.

Пока же на берегу установлены два турника, шведская стенка, возле которых мы увидели нескольких ребятишек и двух взрослых, опасливо взиравших на своего ребенка, который пытался подтянуться на одном из снарядов.

...Отсвет сверкающей под солнцем воды Глубокого озера просматривался с обрыва уже издалека. Мы шли в надежде найти более пологий спуск к нему. Кто здесь бывал из казанцев, тот знает, как трудно спуститься вниз. Так и не найдя удобного места - а озеро так и манило вниз прохладой, мы рискнули сделать первые шаги по склону, уцепившись за кустарники. Не тут-то было... Оступившись, мы с шумом понеслись вниз, отчаянно балансируя, чтобы не упасть, рискуя ежесекундно переломать себе шею, руки, ноги и прочее.

Приземлились... Вроде живы-здоровы. Молодежи легче. Отдышавшись, уже на берегу заметили канатные веревки, которые раскачивались над водой, - так называемые тарзанки, на которых смельчаки из молодых пикируют прямо в воду. Так было годами. Так и сейчас... Как будто нельзя, зная симпатии казанцев к этому живописнейшему озеру, построить деревянный спуск, наподобие хотя бы того, что имеется на Голубом озере.

...Однако дикий спуск того стоил. Перед нами открылась необыкновенная картина. Чаша удивительно красивого озера была сплошь окружена высокими деревьями, и оттого оно казалось темным и бездонным. Мы находились в своеобразном природном котловане, высоко наверху голубело небо. Народу очень много - пожалуй, больше, чем на Лебяжьем. Стоят палатки с напитками, мороженым, выпечкой. Рядом столики, стулья. Подальше несколько грибков, есть одна-две кабинки для переодевания, то есть с комфортом несколько лучше. Спасательный пункт отсутствует.

Гузель Сафина, воспитатель одного из детский садов:

- Здесь спасателей никогда и не было. А знаете, сколько уже на этом озере произошло несчастных случаев? Озеро-то глубокое, с подводным холодным течением. Много детей, подростков, которые приезжают сюда без взрослых. Случись что, и не добежать наверх за помощью...

Но ослепительное жаркое солнце, радужные блики на воде, воздух, насыщенный ароматами грибов и ягод, веселый смех, радостные визги купающейся детворы развеяли эти мрачные мысли. Не хотелось замечать недостатков пляжного сервиса, не хотелось думать о плохом. Авось пронесет...

Алсу ЗАКИРОВА.