Он лично встречался с Юрием Гагариным, полувековой юбилей полета которого в космос отметили в этом году. А еще, как Алексей Маресьев, учился жить без костылей. Нагим Галимович ушел на фронт добровольцем, хотя имел бронь. Паренек из деревни Лашманки Черемшанского района работал комбайнером. Но когда случилась беда, просто не смог остаться в стороне. Ушел вслед за отцом – тот уже имел богатый военный опыт: был и на Первой мировой, и на Гражданской. Ему, погибшему при обороне Сталинграда, позже ветеран посвятит свою поэму «Исповедь сына»...

Сын участвовал в прорыве блокады Ленинграда, получил тяжелые ранения. Передвигаться мог лишь на костылях, но, несмотря на это, работал на заводе, без отрыва от производства закончил с отличием техникум, занялся даже бальными танцами... Чтобы бросить костыли – жить-то молодому человеку ох как хотелось! Дальнейшая судьба не обманула – институт, служба, даже командировки за границу...

Дети слушали его, затаив дыхание, взрослые украдкой смахивали слезу. Потом посыпались вопросы – то, что дети отождествили его с уходящей эпохой, подтвердил вопрос о том, встречался ли он с Пушкиным... Фронтовик не растерялся и прочитал его стихи, а также Тукая, свои собственные, сыграл на гармони, спел песни на русском и татарском языках...

Вечер удался, и еще долго, пока не закончилось лечение в санатории, дети ходили в гости в номер к Нагиму Мухибуллину. Послушать его рассказы и (о, детское любопытство!) на раны посмотреть...