Террористические акты стали реальностью нашей жизни. Их регулярно совершают теперь уже и в России. И это при том, что обычному гражданину по-прежнему непросто купить даже охотничье ружье. А террористы легко добывают взрывчатку, современное оружие и средства связи, гремят взрывы, десятками и сотнями гибнут люди. Почему это происходит? Каким образом смертоносные арсеналы оказываются в руках у террористов? Мы расскажем историю о том, как это бывает.

В начале июля 2003 года на лесной поляне недалеко от трассы Набережные Челны - Казань, до недавнего времени тихой и заброшенной, в считанные минуты произошла сцена, достойная крутого боевика: объединенная группа спецназа ФСБ и МВД осуществила захват шестерых молодых людей, перегружавших тяжелые мешки со взрывчаткой из одной грузопассажирской "Газели" в другую. Троим задержанным, оправившись от шока, предстояло ответить на вопросы сотрудников республиканского Управления ФСБ России, а затем отправиться в следственный изолятор по подозрению в совершении тяжкого преступления. Троим другим предстояла долгая ночь. Им нужно было подготовить соответствующие документы, пересчитать и оформить изъятые тротиловые шашки, осмотреть место преступления, опросить свидетелей. Лишь под утро удалось немного поспать. Они были сотрудниками Управления ФСБ и в эту ночь завершили непростую оперативную разработку по вскрытию и пресечению канала незаконного распространения взрывчатки.

А началась она в мае 2003 года. Сотрудник одного из охранных предприятий г. Набережные Челны Сергей Мочалов решил заняться коммерцией. До недавнего времени он проходил срочную службу в воинской части, дислоцированной на территории города, и потому был готов предложить потенциальному покупателю особенный товар - взрывчатку. В том, что ему удастся достать тротил в необходимом количестве, он не сомневался. Еще во время службы шустрый солдат приметил, что один из офицеров части, Николай Доронин, не против заработать на стороне, причем любым способом. И похоже, уже не раз делал это.

На специфический товар покупатель нашелся довольно скоро. Выглядел он солидно, платежеспособно, в разговоре выразил готовность взять оптом большую партию взрывчатки. Надо сказать, что Николай Доронин оказался неплохим конспиратором - будучи специалистом по минно-взрывному делу, он сразу поставил условие, чтобы взрывчатка не была каким-то образом использована на территории республики, так как по номерам 200-граммовых шашек было легко вычислить их происхождение. Покупатель заверил, что берет товар для перепродажи далеко за пределами Татарстана. Для каких целей будет использована взрывчатка и к кому в конце концов она попадет, офицера-продавца совершенно не интересовало. Хотя к тому моменту последний террористический акт в Москве на Дубровке и термин "пояс шахида" получили широкую огласку.

Сначала торговались, росла цена. Увидев заинтересованность покупателя, бывшие сослуживцы потребовали с него за тротил, взрыватели и бикфордов шнур в несколько раз больше. Покупатель и с этим согласился, сообщив только, что возьмет всю партию, как бы велика она ни была, мол, его потребности практически не ограничены. Подельники уже потирали ладони, однако не забыли поставить еще одно условие - чтобы вся итоговая сумма в 540 тысяч рублей была перечислена на сберкнижку. Так удобнее и безопаснее, к тому же исключался "кидальный" вариант - все-таки банк есть банк. Дальше схема выглядела так - встреча в укромном месте, покупатель получает товар, криминальный дуэт - сберкнижку, наличные нигде не фигурируют.

Продавец и покупатель встречались еще не раз, прощупывая друг друга. И наконец договорились о точной дате и месте встречи.

Дальше уместно процитировать строчку из песни В.Высоцкого: "враг не думал, дурачина, тот, кому все поручил он, был чекист, майор разведки и прекрасный семьянин". Характеристика размашистая, но к оперативнику-офицеру ФСБ, талантливо сыгравшему роль криминального покупателя, она подходила точно. Игра-противостояние двух офицеров потребовала крепких нервов и недюжинных способностей к перевоплощению со стороны "подставы".

В день "Ч" Мочалов и Доронин нервничали - такое большое количество взрывчатки надежнее всего было перевозить на "КамАЗе". Понятно, что армейскую машину они брать не хотели - появлялись бы лишние свидетели. В конце концов, не найдя большегруза, Мочалов предложил своему коллеге-охраннику Ильдару Тахтуллину за 2000 рублей привезти груз на имевшейся в его распоряжении "Газели". Ильдар, подумав, согласился.

Крепко подумать пришлось и оперативникам. Ожидая машину, следовало принять все меры для блокирования грузовика, если преступники при захвате решатся на прорыв. Следовало избежать и малейшей угрозы детонации, так как сам груз в таком случае мог уничтожить все в радиусе десятков и даже сотен метров - людей, транспорт, здания. Поэтому решили закупку производить за пределами города, а на захват идти без оружия, с голыми руками. При том безо всякой уверенности, что преступники не будут вооружены.

Поляну присмотрели загодя. В окрестностях расположилась в засаде группа захвата ФСБ и МВД. Оставалось только привести к ней продавцов. И тут главное зависело от оперативника ФСБ, который играл роль покупателя. Их разговоры по пути к месту передачи навсегда останутся "за кадром" - это уже и знание психологии, и опыт, и тонкий расчет. Но факт остается фактом: продавцы сами, добровольно выбрали контролируемую группой захвата дорогу, а затем и "случайное" место недалеко от поселка Тарловка...

Теперь три 50-килограммовых мешка с тротиловыми шашками хранятся в качестве вещественного доказательства. Военной прокуратурой заведено уголовное дело, все три продавца арестованы, им предъявлено обвинение по статье УК РФ, которая предусматривает от 7 до 12 лет лишения свободы. Но их объединила не только "общая" статья. Само криминальное трио встретилось не случайно. Офицер Доронин, принимавший присягу Родине, готов был продать 150 килограммов взрывчатки неизвестным лицам. Грамотный человек, смотревший, наверное, телевизор, не мог не знать, что по России да и по всему миру прокатилась волна терактов, а террористы редко везут взрывчатку издалека, предпочитая ее покупать на месте у таких же, как он, оборотней в погонах.

Сергей Мочалов также был в курсе последних событий. И тоже, будучи солдатом, принимал присягу. Но тем не менее согласился за несколько сотен тысяч рублей подставить под удар своих сограждан, потому что слову покупателя не применять взрывчатку в Татарстане вряд ли можно было верить. Теоретически ее могли заложить под его собственную квартиру, где, кстати, Сергея в тот момент дожидалась девушка.

Ильдар Тахтуллин в этой истории оказался почти случайно. Но его готовность привезти за две тысячи рублей взрывчатку в какое-то условное место настораживает. Ведь тоже понимал, что за простую перевозку трех мешков картошки такие деньги не заплатят!

Словом, все трое обвиняемых очень хотели заработать и даже не пытались задуматься: что же они делают?

Возникает много вопросов к состоянию дисциплины, учета и контроля в упомянутой воинской части. Оказывается, можно вот так просто вывезти за ворота КПП не какую-нибудь там тушенку или алюминиевые солдатские ложки, а крупную партию взрывчатых веществ, которые по определению должны учитываться до грамма. Кстати, в той же воинской части до сих пор не могут найти еще 8 килограммов тротила, "ушедших" неизвестно куда. Ладно если рыбу глушить, а если не рыбу?

В борьбе с терроризмом и оргпреступностью объединили свои усилия практически все страны мира, забыв имеющиеся разногласия, территориальные претензии, дипломатические споры. Но до тех пор, пока с помощью бесчестного военного можно будет купить даже небольшую партию взрывчатки, база для терроризма сохранится.

Раньше у военных существовало неписаное правило: "Верность - Отечеству, шпагу - царю, честь - никому". Именно честь была и остается основным стержнем человека в военной форме. Но, к сожалению, не у всех. А если человек в погонах продает то, что несет смерть, - уместно ли говорить о его чести и верности?

Владимир ДЪЯКОНОВ.

(Имена и фамилии в материале изменены.)