РАЙ В ШАЛАШЕ

На вечеринку по случаю 15-летия окончания школы Эльку просто вытащили. Развлекаться ей не хотелось, да и похвастаться было нечем: мужа нет, карьеры не сделала - на рынке торговала одеждой, жила с мамой в двухкомнатной хрущевке. Чтобы не казаться несчастной бедной родственницей среди успешных бывших одноклассников, Эля на все их вопросы отвечала, что работает в турфирме. Работа интересная, да и вообще жизнь сложилась отлично: красивая, самостоятельная, свободная женщина... Что еще нужно для счастья?

На встречу со школьными друзьями неожиданно для всех приехал Толик. Он стал солидным бизнесменом, и теперь его с уважением зовут Анатолий Александрович. Только для них он остался Толиком - конкретным парнем, к которому еще тогда все девчонки бегали за помощью, если к ним приставали ребята, и Толик быстро разбирался в ситуации. В 9-м классе этот самый Толик начал было ухаживать за Элькой, но его отбила первая красавица в классе Маринка. А потом они просто потеряли друг друга из виду на 15 лет. Уходя, Анатолий протянул Эле свою визитку:

- Звони, если что...

Она с независимым видом взяла кусок картона и небрежно опустила в сумку:

- А я свои визитки, к сожалению, забыла.

Элька не собиралась звонить. Но она не могла предположить, что его помощь понадобится ей очень скоро. Так получилось, что неожиданно заболела ее мама Зоя Ивановна. Врачи сказали, что требуется срочная операция. Операция платная. А денег не было. После очередного укола мама уснула. Эля ушла на кухню, прикрыла за собой дверь и тихо наплакалась вволю. А потом вспомнила о Толике. Порылась в сумке, нашла его визитку. Набрала номер сотового телефона и услышала холодное: "Слушаю". Она растерялась и только после легкой заминки смогла произнести:

- Это Эля...

- Привет! - его голос потеплел. - Случилось что?

- Маме нужна операция... А мне больше не к кому обратиться за помощью, - и снова заплакала.

- Не реви, - резко остановил ее Толя и по-деловому задал несколько конкретных вопросов по поводу болезни Зои Ивановны. - Понял. Перезвоню, - и, не прощаясь, отключился.

Вечером раздался звонок:

- Завтра вези маму в больницу. Не забудь историю болезни и все результаты анализов. Я договорился, все будет оплачено. Можешь не благодарить. Держи меня в курсе дел, - и вновь отключился, не попрощавшись.

Через полтора месяца Зоя Ивановна выписалась из больницы. Толика это известие чрезвычайно обрадовало:

- В восемь вечера ждите! - чуть ли не приказным начальственным тоном сообщил он.

- Ненормальный! - обругала Элька уже пищавшую трубку телефона. Ей очень не хотелось, чтобы Толик увидел, как они живут на самом деле. Но делать нечего...

- Мам, Толик собирается навестить тебя.

- Отлично! Иду жарить пирожки!

Толик приехал. Эльке казалось, что гость должен быть страшно разочарован тем, что увидит. Но к ее удивлению, Толя только бросил быстрый взгляд на скромную большую комнату, кухню, которые отлично просматривались из такой же скромной и крохотной прихожей, и по-мальчишески, одним движением, скинул с ног ботинки. Потом как заправский фокусник вытащил из-за спины пакеты с гостинцами, смешно повел носом и закричал:

- Ага! Пирожками пахнет! Любимыми - с капустой! А я голодный как волк!

Он радовался встрече так искренне, так непосредственно, что неловкость и нервозность Эли куда-то исчезли. Они пили чай с горячими пирожками, листали старые фотоальбомы и вспоминали "школьные годы чудесные". Толик рассказал, что у него крупная фирма, что жена - совладелица фирмы. У жены есть 12-летняя дочь, которая живет с ними. Больше о жене ни слова, зато о своей семимесячной дочке Даше рассказывал взахлеб.

- А мне и рассказывать нечего. С мужем прожила чуть больше года. Он оказался алкоголиком. Развелись. Детей нет. Торгую на рынке разным барахлом, так что похвастаться нечем, - печально развела руками. - Только не спрашивай, зачем тогда всем говорила про турфирму...

- А я и не собирался... - расхохотался он. - Ты всегда была страшной выдумщицей!

С тех пор Толик старался выкраивать из своего плотного рабочего графика часа полтора, чтобы раз в неделю проведать выздоравливающую Зою Ивановну и, конечно, Эльку. Она несколько раз заикалась о деньгах, которые он заплатил за операцию. Но он прерывал:

- Не думай об этом. Это не такие большие деньги, и мне это абсолютно не обременительно.

Однажды Толя приехал расстроенный, уставший и с большой бутылкой водки. Его, как всегда, усадили за стол, накормили, он немного выпил. От выпитого Толик вдруг разоткровенничался. Оказывается, жена захотела стать единоличной хозяйкой фирмы. Она разработала целый план по устранению мужа с фирмы. Особенно обидно было то, что помогал ей в этом технический директор фирмы - друг Толика, человек, которому он безгранично доверял. Сегодня эти двое предложили ему уйти подобру-поздорову. В общем, все очень плохо...

И дочь... Жена всерьез занялась карьерой и категорически не хотела рожать второго ребенка. Но он уговорил ее не делать аборта. Она согласилась родить, но с одним условием: он переписывает на ее имя дом. Дашке она совсем не уделяла внимания. Практически сразу же после родов вышла на работу, раздраженно сказав: "Твой ребенок, ты и занимайся им!"

- С делами на фирме я как-нибудь разберусь, а вот с домом... Дом принадлежит ей по закону. Буду искать другое жилье, но сейчас нам с Дашкой деваться некуда. Что делать?

Зоя Ивановна погладила его по голове:

- Что делать, что делать... - тоном любимого капитана Жеглова из "Места встречи изменить нельзя" проворчала она. - Поживите пока у нас. Буду нянчить твою Дашу. Да и Эля, думаю, не откажется помочь.

Элька на эти слова только хмыкнула и опустила глаза. Толик благодарно посмотрел на Зою Ивановну и с определенной опаской и надеждой на Элю.

- Спасибо. Я и сам хотел попроситься к вам на постой, только не знал, как начать разговор... Не волнуйтесь, моя Дашка - девица спокойная, хлопот с ней не будет. К тому же у нее есть отличная няня, она будет приезжать сюда.

- Если мама согласна, слов нет, приезжайте. Только здесь нет особых удобств.

- Да перестань ты, все нормально. Я согласен "на рай в шалаше, если терем с дворцом кто-то занял..." Тем более шалаш этот не надолго. Сразу же начну подбирать новую квартиру. Для всех нас. А там мы с тобой о братике или о сестренке для Дашки серьезно подумаем...

- Подожди, подожди, - от удивления Элька на несколько секунд потеряла дар речи, - Я что-то не поняла, ты мне предложение делаешь, что ли?

- Что ли да. Сколько тебе, дурочке, нужно объяснять: я хочу, чтобы у нас была семья: ты, я Дашка, Зоя Ивановна. Семья, понимаешь. Если вы не против, конечно...

- Ну ты, Толик, как всегда в своем репертуаре: все за всех решил! - попыталась возмутиться Эля, но это у нее получилось плохо.

- А ты что, не согласна с таким решением?

- Конечно согласна, ненормальный! - она кинулась к нему в объятия и уткнулась лицом в его грудь, чтобы скрыть смущение.

Весь следующий день Элька готовила комнату для Даши, и одна мысль не давала ей покоя: "А может, я не должна этого делать? Может, все это неправильно?"

В назначенный час раздался звонок. От волнения сердце ее заколотилось с бешеной силой. Она открыла дверь. На пороге стоял Толя. В одной руке у него были большой пакет и сумка с детскими вещами, в другой он держал очаровательную девочку. Малышка прижалась к папе, крепко обняв его за шею, внимательно и серьезно во все глаза смотрела на встречающих ее Элю и Зою Ивановну. Видимо, незнакомые тети внушили ей доверие, и она широко, открыто им улыбнулась. Эта обезоруживающая детская улыбка моментально сняла всеобщее напряжение. Толя облегченно вздохнул:

- Ну, Дашка, вот мы и дома...

Ольга ВИКТОРОВА.