Из серии романов "Я - вор в законе". (Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160, 163, 165, 166, 169, 171, 172, 175, 177.)

Им бы не жадничать - начинать с мелких нелегальных старательских артелей, каких в Магаданской области не одна сотня, а они на серьезное производство замахнулись. Золотой пирог, как известно, вещь очень сытная, только самородочками и подавиться можно. А если даже удалось проглотить кусок, то нужно иметь крепкий желудок, чтобы переварить схаванное. Так ведь и несварение желудка можно заработать.

Все эти две недели Илья Ростовский ломал голову, кого же поставить во главе производства. Специалисты были, надежных маловато. В этом-то и заключался главный фокус. После долгих колебаний Илья решил выдвинуть начальника службы безопасности, с которым дружил уже не один год, - пора бы и расти парню!

Все эти годы за его безупречную службу он платил ему небольшой процент, и, судя по всему, тот был доволен. Конечно, немного подводит образование, весьма далекое от производства золота (кажется, какое-то военное училище), но ничего, со временем наверстает, будет не хуже других. Ведь, по большому счету, ему не нужно будет стоять с лотком в руках и шлихтовать золотишко, главное - умело организовать работу.

Поначалу Илья Ростовский хотел взвалить эту ношу на Герасима, но, взвесив, решил, - для такого могучего производства тот был мягковат, а золото, как известно, и раздавить способно. Подобное дело по плечу человеку волевому, умеющему покрикивать на рабочих и в случае необходимости стукнуть кулаком по столу, а то и по физиономии нерадивых. На такие "подвиги" Герасим был не способен. А главное - Илье хотелось иметь в Москве своего человека, на которого следовало бы положиться. Герасим не однажды доказал, что достоин подобного доверия.

Герасим в просьбе не отказал, сказав, что согласен следовать за Ростовским хоть к "черту на рога", после чего, потупив глаза, признался, что сошелся с Анной окончательно. Ростовский в ответ похлопал по плечу друга и дал свое благословение.

Вот, собственно, и все дела.

Несколько раз Ростовский пытался дозвониться до Лады, но всякий раз не заставал ее дома. Дважды ему отвечал неприятный женский голос, что ее нет. А в третий, резковато и с явным вызовом, предложил поискать Ладу на Тверской.

Самое обидное, что Лада тоже не давала о себе знать, хотя могла бы позвонить, к примеру, на сотовый, или застать его по домашнему телефону. Сообщить, что с ней все в порядке, успокоить его добрым словом и попросить не волноваться.

Терзаемый самыми дурными предчувствиями, Илья Ростовский вылетел в Москву ровно через две недели.

Уже в здании аэропорта неожиданно затрезвонил мобильный телефон.

- Это я, - услышал он в трубке спокойный голос Лады.

- Бог ты мой! - невольно закричал в трубку Илья, совершенно не обращая внимания на людей, находившихся рядом. - Почему ты не звонила? Я очень переживал!

- У меня были... кое-какие дела. Я не могла, - услышал он негромкий размеренный голос любимой женщины. - Извини, что сделала это только сейчас. Я сначала позвонила к тебе в офис, но там мне ответили... он представился Герасимом, что ты уже вылетел в Москву. Я узнала, когда прилетает самолет, и позвонила тебе.

- Я несколько раз звонил на твою квартиру, но какая-то женщина мне сказала, что ты там больше не живешь!

Ростовский взволнованно расхаживал по залу аэропорта, совершенно не замечая людей, встречавшихся на его пути. Поглощенный разговором, он сталкивался с пассажирами, невольно задевал их и терпеливо сносил недружелюбные обращения.

В ответ раздался все тот же спокойный голос:

- Все правильно. Я там больше не живу... Я сняла квартиру... В другом районе.

- Лада, нам нужно сегодня же увидеться!

- Ты хорошо подумал?

- О чем ты?!

- Ты уверен, что хочешь со мной встретиться?

- Послушай, Лада, ты не о том говоришь! Я просто с ума по тебе схожу! Мы же с тобой уже обо всем переговорили. Я переехал в Москву именно из-за тебя! Навсегда. Как мне тебя увидеть? Где ты, Лада?! Я еду к тебе немедленно!

- Не нужно никуда ехать, посмотри направо, - раздалось после минутной паузы.

- Что? - не понял Ростовский.

- Посмотри направо.

Илья Ростовский растерянно повернулся.

- Ты смотришь немного не туда. Я стою около газетного киоска, в темных очках.

- Бог ты мой! - восторженно воскликнул Илья. - Ты меня разыграла!

Сложив телефон, Ростовский быстрым шагом направился к Ладе.

Лада стояла около газетного киоска в длинном белом плаще. Сделав один небольшой шаг навстречу, она остановилась и терпеливо ожидала, пока Ростовский приблизится.

- Ты даже не представляешь, как я по тебе скучал! - обнял Илья девушку.

С минуту он сжимал ее в руках, не решаясь отпустить, как будто опасался, что любимая может превратиться в маленькую птаху и попытается во что бы то ни стало вспорхнуть под высокий свод аэровокзала.

Слегка отстранившись, он посмотрел на Ладу. Разглядеть ее глаза мешали очки, которые скрывали почти половину лица. Никуда она теперь от него не денется.

- Я тоже по тебе скучала, очень, - тихо произнесла Лада.

- По твоему сдержанному тону этого не скажешь, - немного обиделся Ростовский. - Ты теперь носишь черные очки?

- Дай мне слово, что не будешь ни о чем меня спрашивать... Во всяком случае до тех самых пор, пока мы не приедем домой.

Ростовский