Из серии романов «Я - вор в законе».

(Продолжение. Начало в №114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160, 163, 165, 166, 169, 171, 172, 175, 177, 178, 181, 184, 187, 189, 190, 193, 195, 198, 199.)

- Я ночи не сплю, все о ней думаю! А она тут за батоном в очереди стоит, сучка! - выругался Шурков.

- В общем, так, - повернулся Мугаметов к двум парням, сидевшим на заднем сиденье и промолчавшим всю дорогу. - Приведите ее сюда!

- А если она не пойдет? - ответил один из них, круглолицый, с короткой прической.

- Первый раз, что ли? - недовольно повысил голос Резван. - Хватайте ее за руки и волоките в машину!

Широко распахнув дверцы, парни повыскакивали на тротуар и уверенно направились к ничего не подозревавшей Ладе. Девушка щелкнула замком сумочки, чтобы достать деньги, когда один из подошедших парней что-то шепнул Ладе в самое ухо. Она встревоженно подняла на него глаза, не обращая внимания на просыпавшуюся мелочь, и что-то быстро спросила. Парень энергично закивал и показал в сторону припаркованного «Мерседеса». Лада скорым шагом устремилась к машине. Резван распахнул дверцу, а подошедшие громилы втолкнули девушку в салон.

- Что здесь происходит?! - в отчаянии выкрикнула Лада. - Где Илья?!

- Что ты ей сказал? - спросил Резван у круглолицего парня, довольно разместившегося рядом с Ладой. В сравнении с хрупкой девушкой он выглядел невероятно огромным.

- Сказал, что там ее кавалеру сделалось плохо.

Мугаметов сдавленно хихикнул и покачал головой:

- Ай-яй-яй, нехорошо обманывать девушек. Тем более таких хорошеньких.

- Пустите меня! - зло выкрикнула Лада. - Я сейчас буду кричать!

- Кричи, - легко согласился сутенер, - лично меня это только возбуждает.

Мужчины громко расхохотались.

- Ладно, поехали, чего балаган разводить, - оборвал смех Шурков, сидевший на переднем пассажирском кресле. И когда машина выехала на магистраль, уверенно отвоевав в плотном потоке автомобилей пространство, он посмотрел через плечо на примолкшую Ладу и произнес с заметной укоризной:

- А я по тебе, детка, скучал. Что же ты ушла, даже со мной не пожелала попрощаться?

Губы Резвана дрогнули и застыли в снисходительной улыбке. Оказывается, Валерий Алексеевич способен на сентиментальность. Кто бы мог подумать!

- Почему я здесь?! - воскликнула Лада, испепеляя Мугаметова яростным взглядом. - Тебе заплатили за меня деньги! Ты обещал меня не трогать!

Глаза Резвана сузились в злые щелочки:

- Ты, подстилка дешевая! Если будешь орать, так я тебя выброшу сейчас из машины на полном ходу!

- Но ты же дал слово! - в бессильной ярости крикнула Лада и, закрыв лицо руками, горько заплакала. - Ну почему же со мной все так не по-человечески?! Господи, что же за судьба такая! - всхлипывала девушка. Слезы оставляли на щеках темные разводы от потекшей туши.

- Ты должна млеть от счастья, что такой марой, как ты, уважаемые люди интересуются! - срываясь на крик, поучал сутер. - А ты тут еще нос воротишь!

- Хватит базар разводить, - негромко произнес Шурков, не поворачиваясь, но тон, каким была произнесена фраза, давал понять, что спорить не следовало. Валерий Алексеевич достал сигарету. - И так на душе тошно.

Щелкнул выскочивший прикуриватель. Раздраженно выдернув его двумя пальцами, он прикурил. Салон «Мерседеса» наполнился сладковатым табачным дымом. Ему было хорошо в эту минуту, он напоминал кота, вдоволь объевшегося сметаной. Оставалось только облизаться, взобраться на крышу да подремать на солнышке. Но вместо этого Шурков надавил на кнопку стеклоподъемника. Стекло медленно, с тихим шорохом, поползло вниз. Выдув тоненькую струйку в приоткрытое окно, он повернулся к водителю и распорядился:

- Езжай ко мне. На дачу!

- Сделаем! - охотно отозвался водила.

- А вы уверены, что я не сбегу? - с вызовом спросила Лада.

- Уверен, - отвечал Шурков, разглядывая убегающее вперед пространство. - Если ты, конечно, не хочешь, чтобы с твоим дружком произошла какая-нибудь серьезная неприятность.