В преддверии выборов скандальные темы нарасхват. Не потому ли нынче политики четвертого ряда дружно вцепились в проблему проституции? Откуда она в нашей благопристойной стране? Как с ней бороться? Или лучше легализовать?

В преддверии выборов скандальные темы нарасхват. Не потому ли нынче политики четвертого ряда дружно вцепились в проблему проституции? Откуда она в нашей благопристойной стране? Как с ней бороться? Или лучше легализовать?

Впрочем, и рядовые граждане охотно втягиваются в полемику.

Для начала попробуем понять, что же это такое - проституция. По идее - торговля телом. Но разве придорожные, вокзальные или валютные дамы в торговле туловищем монополистки? Формы самопродажи куда разнообразней.

Конечно, за согласованную сумму пойти с иностранцем в номер гостиницы или с соотечественником в подъезд - проституция без оговорок. А выгодное замужество, брак по корысти - это что? Чем расплачивается расчетливая невеста за будущее материальное благополучие? Так почему за розничную торговлю телом презирают, а за оптовую преподносят цветы? А что приносят на алтарь богатой семьи крепкие телом и не слабые духом зятья? Можно ли их стремительно растущие доходы назвать трудовыми?

Кстати, где начинается и где кончается тело? Политик, продающий свой язык и голосующую руку губернатору или олигарху, многим ли отличается от проститутки? А совесть, таинственная субстанция, видимо, тоже живущая где-то в нашем теле, разве редко продается она?

Мы традиционно считаем, что проституция - огромное общественное зло. Не спорю. Однако только ли зло? Известно, что спрос рождает предложение - но откуда возникает спрос? Продавщицы на виду - а кто покупатель?

Стереотипное мышление услужливо рисует образы удачливых, богатых и наглых прожигателей жизни. Но зачем удачливому платить? Зачем тратить деньги на то, что при нынешней свободе нравов так легко получить даром?

Так кто же они - мужчины, выкладывающие свои кровные рубли и доллары за то, чтобы напиться из корыта общего пользования? Все просто и печально: те, кто не может познакомиться, заговорить зубы, очаровать романтичностью, заинтересовать оголтелым цинизмом или еще каким-нибудь традиционным способом добраться до отзывчивой женской души. Платная любовь - для социальных аутсайдеров: закомплексованных, невезучих, убогих. Кстати, шикарные иностранцы вовсе не исключение: в чужой стране они глухонемые, в чужой культуре невежды - легко ли уговорить девушку, когда не знаешь ее языка? Вот и приходится прибегать к универсальному языку раскрытого кошелька.

Видимо, древнейшая профессия потому и прошла сквозь века, что нередко выступала как изломанная, извращенная, но все же форма общественного милосердия.

Милосердие за деньги? Да, милосердие за деньги. У больничных нянечек карманы застиранных халатов отвисли тоже не от леденцов. Акт внимания к больному - червонец, акт повышенного внимания - полтинник. Плохо? Конечно, плохо. Но лучше, чем одиночество беспомощного человека в послеоперационной палате.

Помимо общеизвестных прав человека у мужчин и женщин есть право друг на друга. В особо несчастливых случаях постельная коммерция помогает это право реализовать, как корыстная санитарка.

Я не политик и не стану советовать, как разумней поступить с проституцией: выжечь каленым железом или, напротив, легализовать и обложить налогом как высокоприбыльную сферу народного хозяйства. Оно, может, и неплохо бы - но куда прикажете клеить акцизную марку? Поэтому мое предложение скромней: прежде чем что-либо решать, попытаться понять проблему во всей ее сложности. А решать лучше спокойно и вдумчиво, то есть после выборов, когда вопрос рейтинга потеряет свою катастрофическую остроту и проститутки политические отстанут от своих уличных коллег до следующего всенародного волеизъявления...

Леонид ЖУХОВИЦКИЙ.