В театре имени В.И. Качалова поздравили с 75-летием замечательного актера Юрия КОРШКА.

Юрий Александрович обладает удивительным чувством юмора, и от него всегда ждут искрометных добрых шуток, мудрых философских баек. Но на этот раз он был настолько тронут всеобщим вниманием, что разговор наш получился скорее лирическим и даже чуть-чуть грустным...

- Юрий Александрович, всем известно, что помимо театра у вас есть еще две страсти - цветы и часы...

- Да, я цветовод со стажем... Цветы - удивительная загадка. Вот берешь такое маленькое, такое крошечное зернышко, бросаешь его в землю и ждешь... И в один прекрасный день из земли появляется хиленький, тоненький росточек. Он начинает расти, расти и вдруг превращается в какой-нибудь потрясающий цветок. Я постоянно удивляюсь природе, которая настолько богата красотой и красками. Это большое счастье - уметь ощущать и понимать эту красоту. И я уверен, что цветы понимают и чувствуют слова, интонации и отношение человека к ним. А вот мы не умеем слушать и слышать природу...

- А откуда у вас такая любовь к часам?

- Когда меня после инфаркта выписали из больницы, у меня было ощущение, что я безумно одинокий. Мы только переехали на новую квартиру, там была какая-то неустроенность, неуют. И тишина... Я не мог спать в этой тишине. И в один счастливый день случайно нашел будильник. Он валялся на улице. Обычный простой будильник, который стоил 3 рубля 50 копеек. Я тогда еще ничего не понимал в часовом механизме, но что-то подкрутил, подвинтил, и будильник заработал! Я поставил его у изголовья, и он всю ночь - тик-так, тик-так, тик-так - как бы говорил сердцу: «Стучи-стучи!» Это «тик-так» задавало сердцу четкий ритм. Я не медик и не знаю, прав я или не прав, но считаю, что часы помогли мне выжить. Может быть, это самообман. Но это хороший самообман. И сейчас в моем доме 36 часов: и маленьких, и больших, и со звоном, и с кукушкой... Я без них жить не могу.

- Где же вы находите столько часов, неужели тоже на улице?

- А где валяются, там и нахожу! Иногда действительно на улице. Часто мне приносят часы друзья, знакомые, кто знает о моем увлечении. Часы бывают в разном состоянии, и я их чиню: где-то корпус поменяю, где-то что-то подремонтирую - и часы оживают. Запчасти для часов, особенно старинных, найти очень сложно. Приходится подбирать из того что есть или самому мастерить, и главное - получается! «Лечить» часы - кропотливая, неспешная, но самая прекрасная работа.

- Юрий Александрович, а какая новая работа вам предстоит в театре?

- Знаете, я подал заявление об увольнении. Но в репертуаре театра остались четыре спектакля, в которых я буду продолжать играть. Мне будут платить разово за каждый спектакль. Но не в этом дело. Главное - я чувствую, что я востребован, что я нужен театру. Меня не выбросили из театра. Это счастье превеликое!

Понимаете, для нас, актеров, которые всю жизнь получали очень небольшие деньги, самое главное - востребованность. Когда у тебя есть работа, есть спектакли, ты отвлекаешься от всех своих недугов. У театра есть такая фантастическая исцеляющая сила, и она вполне материальна. Даже температура в зале от аплодисментов зрителей повышается на несколько градусов. Эта энергия согревает и лечит... Ты выходишь на сцену и вдруг забываешь о всех своих болячках...

Я понимаю, подошел возраст - надо уходить. А страшно. Но уходить надо. Надо дать место молодым. Жизнь продолжается!

Беседовала Ольга ИВАНЫЧЕВА.