Из серии романов «Я - вор в законе».= (Продолжение. Начало в №114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160, 163, 165, 166, 169, 171, 172, 175, 177, 178, 181, 184, 187, 189, 190, 193, 195.)

Зацепив вилкой балык, Резван Мугаметов вынужден был признать:

- Интересные были времена!

- Не то слово! - радостно подхватил Иван Петрович, промокнув рот салфеткой. - А ты знаешь, как большое начальство выбирало себе секретарш? - оживился он вновь.

На лице Резвана появилась улыбка:

- Даже не представляю.

- В отделе кадров тоже сидели наши люди... Вот заходит такая цыпочка, а они не в анкетные данные смотрят, а на рот и губы. Рот должен быть большим, а губы обязательно пухлыми. Начальство много работает и в основном сидит, а чтобы застоев не было и чтобы сперма в голову не стучала, нужны именно такие кадры. Вот он пригласит к себе в кабинет секретаршу, а потом опять, вдохновленный, принимается за работу. Вот такие были кадры! А главное, как все продумано было. Все для человека!

Резван скривился:

- Только я никак не пойму, Иван Петрович, к чему вы мне все это рассказываете?

Сафронов допил остатки пива, неприязненно поморщился и, установив глиняную кружку на стол, громко изрек:

- А к тому, мой дорогой сутер, что эти милые шалавы мне ни к черту! Мне нужна Лада! Странно, что ты этого не понял сразу. А я ведь всегда считал, что ты парень сообразительный.

Под ложечкой болезненно заныло: вот они, неприятности, продолжаются! Они что, ополоумели все из-за этой бабы?!

- Лада у меня уже давно не работает, - как можно равнодушнее произнес Резван. - Я продал ее!

Иван Петрович от удивления откинулся на спинку кресла:

- Ах, вот оно что! Продал?! - он хлопнул себя по лбу и произнес:

- Как же я забыл! Ты же у нас помещик, хочешь - продаешь, а хочешь - покупаешь. А если потребуется, так и живота лишить можешь, - сказано было весело, даже где-то доброжелательно, только Мугаметову смеяться не хотелось. Неожиданно Сафронов наклонился к Резвану через стол и произнес негромко, но очень зло: - Так вот что я тебе скажу, сутер ты долбаный! Чтобы баб куда-то продавать, нужно еще и у постоянных клиентов разрешение спрашивать, нужны они им или нет!

- Иван Петрович...

- Как продал, так и выкупишь, если не хочешь сам без живота остаться! Ты меня понял? Я тебя спрашиваю!

- Да, - негромко произнес Мугаметов, понимая, что угроза была нешуточной.

Сафронов поднялся:

- И советую поторопиться. Очень не люблю ждать! Заплатишь за пиво, - бросил через плечо Иван Петрович, - ведь не все же время мне тебя кормить, - и уверенным шагом направился к выходу.

Дверь захлопнулась. Настроение испортилось окончательно. Пора завязывать с этим сутенерством. От него одни только неприятности. Делаешь людям добро, подгоняешь им путевых баб, а они этого совсем не ценят. От ментов вечно достается и от своих уважения не дождешься. Неплохо развернулись в Магаданской области односельчане, берут под свою «крышу» целые золотые прииски. Вот это масштаб! Обещали и его взять в дело, если он сумеет найти каналы сбыта. В этом вопросе очень могли бы помочь Шурков с Сафроновым. Но сейчас к ним пока не сунешься - следует отыскать Ладу. А там и о серьезных вещах можно потолковать. Хочется верить, что не откажут, кто же от своей выгоды будет отворачиваться?

С минуту Резван ковырял вилкой белорыбицу и проглатывал ее маленькими кусочками, совершенно не замечая вкуса, а потом брезгливо отодвинул тарелку в сторону. Подняв голову, в дальнем углу бара он заметил Галину, одну из центровых проституток. Не замечая сутенера, она постреливала глазками в сторон