После завершения летних отпусков, когда садоводческие товарищества пустеют, набеги на дачи и престижные коттеджи приобретают массовый характер. Прибыли «предпринимателей» исчисляются тысячами долларов.

С Николаем я свел знакомство случайно - базарный авторитет, который иногда не прочь подкинуть кой-какую информацию для прессы, на Центральном рынке указал мне как-то на щеголеватого молодого парня:

- Колян, дачник хренов, небось опять с товаром к перекупщикам явился.

- Дачник? - переспросил я.

- Ну да, так мы называем этих шакалов, что чистят загородные фазенды. Здесь они частенько сбывают товар.

«Дачников» профессиональные мафиози на дух не переносят, но терпят, поскольку те аккуратно платят дань. С Николаем авторитет меня все-таки познакомил. Но видно было, снизошел до общения с одним из лидеров пригородных абреков с крайней брезгливостью.

За рюмочкой в базарном кафе мы и разговорились. На первый взгляд, Колян казался вполне нормальным молодым пофигистом - он даже учился в одном из казанских вузов и после окончания мечтал заняться легальным бизнесом. А пока ему было на все наплевать, кроме собственного бумажника и зачетки.

О том, как сумел развязать язык матерому дачному ворюге - разговор особый. Парочку компроматов на Коляна шепнул все тот же авторитет. И когда я слегка намекнул предприимчивому студенту, что о его длинном языке известно не только в ментовке, он покорно согласился поделиться секретами своей профессии.

Будущую жертву, по словам Игнатьева, особо не вычисляют - ходят по кругу, чтобы слишком часто не «окучивать» одни и те же садоводческие кооперативы. В рабочем «офисе» Коляна, неприметном сарайчике на окраине города, куда «борцы с частной собственностью» свозят экспроприированное добро, висит подробная карта Казани. Сегодня, например, «обслужили» Займище, через пару дней двинутся по часовой стрелке на северо-восток в сторону Обсерватории. К операции готовятся загодя, стараясь найти общий язык и заинтересовать в удачном исходе дачных охранников.

- «Секьюрити» (особенно из местных деревенских) получают сущие копейки, и если сами не чистят фазенды «буржуинов», поиметь долю только за то, что ничего не видели и не слышали, готовы практически все, - делится опытом Николай. - Хотя случаются и накладки. Один раз дело чуть было не дошло до смертоубийства.

Тем ранним осенним утром их «газик» подрулил к дачному комплексу на юго-западе столицы. Но едва команда Игнатьева (они обычно работают впятером) принялась вскрывать домики и сараи, появилось трое вооруженных тесаками и двухстволкой «быков». Старший из охранников быстро объяснил залетным казанцам, что это территория аборигенов и они «стригут» ее сами по мере «созревания».

- Вас че, тут положить или 5 штук «зеленых» отстегнете? - поинтересовался шеф дачной «службы безопасности». И хотя у самого Николая был ТТ, а его ребятишки рвались в бой, он предпочел «разрулить» ситуацию. Даже ценой недельной выручки бригады.

Набеги абреки Коляна всегда совершают часа в 4 утра. «Газик» оставляют где-нибудь в ближайшей лесопосадке, спешат к заранее намеченным после тщательной слежки наиболее «перспективным» домикам и коттеджам.

- Сторожевую собаку усыпить - пару раз плюнуть, для этого у меня есть пневматический пистолет со снотворными капсулами. А берем все, что легко реализовать на рынке: телевизоры, нагреватели, инструменты, шланги для полива. Особую ценность представляют изделия из цветмета и алюминия - тут и дырявый умывальник, и старый медный таз сгодятся, - Игнатьев почему-то уверен, что все это добро для дачников ничего не стоит и они с легкостью возместят потери.

Сдают товар обычно на Центральном, Московском и Чеховском рынках - там у Коляна есть свои перекупщики.

- Знают, сволочи, что краденое, поэтому и обдирают как липку, - неожиданно пожаловался на судьбу «предводитель команчей». - Дай бог, половинную стоимость дадут - уже удача. Сколько имеем, спрашиваешь? Коммерческая тайна, конечно, но в неделю пара тысяч баксов выходит. Говоришь, все одно рано или поздно посадят? Не успеют - я к тому времени в легальную коммерцию уйду, бабки у меня в зарубежном банке хранятся, - самоуверенно рассмеялся под конец беседы удачливый «фазендейро», он же вполне примерный казанский студент Николай Игнатьев. - Да ментов и купить можно, не впервой.

«Бархатный сезон» продлится до конца ноября, и скольким из нас придется подсчитывать по весне убытки от визитов непрошеных гостей, одному Аллаху известно. Но хоть «дачный бизнес» и процветает, все тот же рыночный авторитет на днях рассказал мне, что Колян-таки погорел. Заведено уголовное дело, и теперь он сможет заняться легальным предпринимательством не раньше, чем лет через пятерочку...

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.