ЕСЛИ БЫ НЕ ЭТИ ФОТОГРАФИИ...

Все началось на веселой студенческой вечеринке: море «Агдама», нехитрая снедь, песни под гитару - классика общаговского бытия.

Компания собралась большая, и Андрей не сразу заметил среди своих старых друзей и подруг незнакомое лицо. Но увидев, был покорен красотой этой девушки сразу, с первого взгляда, да так, что потерял дар речи, чем вызвал среди друзей бурю шуток и смеха.

Красота гостьи была очень мягкой, не вызывающей, такой, когда не бросалось в глаза что-то одно - все в ней радовало глаз, все было гармонично, изящно и грациозно. Но восторг Андрея быстро сменился большим разочарованием из-за обручального кольца на пальце незнакомки, увиденного им во время танца. Удостоверившись у хозяина комнаты, где проходила вечеринка, что гостья действительно замужем, и тяжело вздохнув, он снова закрутился среди друзей, уже не проявляя особого интереса к ней: отношения с замужней женщиной не входили в его планы. Правда, до конца вечера они успели еще станцевать пару раз и даже познакомиться, но было это как-то мимоходом, между прочим... И вскоре в памяти у Андрея о той встрече осталось только имя прекрасной незнакомки - Настя...

Однако судьбе было угодно свести их вместе вновь - через два года на одной из казанских дискотек Андрей увидел девушку и сразу уловил ее одиночество, неприкаянность. Подошел как старый знакомый, постарался развлечь, а когда заметил ее пальчик уже без обручального кольца, вспыхнул как фитилек от предчувствия любви, потому что понимал - никого лучше этой девушки ему не найти на всем белом свете. Догадавшись, что нынешнее состояние Насти объясняется разводом, который памятен для большинства молодых людей совсем недолго, он ринулся ее покорять со всей страстью юного сердца...

В тот вечер они долго гуляли и, несмотря на прохладную погоду и одежду не по сезону, никак не могли расстаться, а расставаясь, пообещали друг другу встретиться вновь.

Их близкие души с каждой встречей расцветали и купались в нежной и трогательной любви друг друга. Но было в их отношениях что-то не то - оба они избегали бурных ласк: он боялся показаться напористым мужланом и обидеть ее; она не хотела проявлять себя как опытная дама. Понемногу появилось отчуждение, встречи стали нерегулярными и кратковременными - всего по паре часов, но Андрей представить себе не мог, насколько отдалилась от него его возлюбленная, его Настя...

Она была в отпуске и отдыхала на море. И, как это часто случается с одинокими отдыхающими, незаметно для себя завела курортный роман с одним фотографом из Москвы. Валерий не был бабником в привычном понимании этого слова. Он был художником. Точнее - фотографом. Причем фотографом не из последних. Его работы публиковались во многих известных изданиях. Вот только специализация у него была очень узкой - женщины. Красивые женщины. Поэтому к знакомству с очередной дамой его побуждали не мимолетная любовь и не желание затащить красивый экземпляр в постель, а страсть к собирательству, покорению женского совершенства, женской красоты. Он просто хотел найти достойный образец, покорить его своей воле, овладеть и художественно отобразить акт капитуляции в своих фотографиях, поместив их потом в своем портфолио. И хотя ему льстила близость красивых женщин, настоящее удовольствие он получал, только когда оформлял очередные страницы своих альбомов.

На море Валерий приехал в поисках новой модели и уже долгое время придирчиво искал типаж, пока не встретил на пляже Настю. Как профессионал он сразу оценил ее ненавязчивую красоту. Оставалось только познакомиться и расположить девушку к себе, а уж это-то он умел. Тем более это была провинциалка из Казани - таких дам Валерий с легкостью располагал разговорами о закулисной жизни столичных звезд, с которыми ему доводилось работать и имена которых у всех были на слуху.

Через какое-то время они встречались уже как добрые знакомые.

***

Приехав на курорт, где отдыхала Настя, Андрей не сразу пошел к ней в пансионат, а отправился бродить по городу, терзаясь смутными предчувствиями. Ближе к вечеру он очутился на пляже. Там было многолюдно, но Андрей среди этой толпы сразу заметил ее. Вернее, их.

Незнакомый Андрею мужчина что-то нашептывал ей на ухо, а она, испытывая явное удовольствие, громко смеялась ему в ответ. Кровь застучала в висках...

Пришел он в себя на рассвете, лежа на прохладном песке утреннего пляжа. Только шум волн да крики чаек нарушали тишину и пустоту окружающего мира. И так же как чайки, пронзительно кричала его душа.

И все же Андрей нашел в себе силы зайти к Насте попрощаться. Она почему-то даже не удивилась, увидев его на пороге, - как будто знала, что он приедет, чувствовала, что ему все известно.

«Прощай», - было последнее, что услышал Андрей.

***

Насте было хорошо с Валерием, она будто пребывала в сладком сне. Мужчина ее мечты был ласков и нежен. С небес на землю ее вернули ослепительные вспышки фотокамеры, до этого безжизненно застывшей на штативе. В ярости она вырвалась, кинулась к фотоаппарату и с силой швырнула его в окно. Звон стекла, стук камеры, разбившейся об асфальт, дикий крик Валерия и удар. Только что ласкавшие ее руки наносили удар за ударом. При этом он высказывал ей все, что о ней думал на самом деле.

Разбитая камера восстановлению не подлежала, но пленка чудом уцелела. Тогда фотограф решил отомстить. В тот же день он отправился в лабораторию, проявил пленку и сделал фотографии. Снимки были впечатляющие, и он пожалел, что не может пристроить их в каком-нибудь западном журнальчике за приличные «зеленые»: никогда еще ему так не удавались эротические снимки. Он сделал два десятка фотографий небольшого формата и через час уже шагал к ее пансионату, зашел в зал, где по вечерам вечно толпились отдыхающие, и подбросил фото к подшивкам газет. Он знал, что пансионат заводской и почти все отдыхающие прекрасно друг друга знают.

Когда вечером зашла соседка и молча положила на стол фотографию, махнув рукой в сторону зала, Настя прошла с гордо поднятой головой в зал, забрала все фото, что не успели разойтись, ушла к себе. Тут ноги подкосились. Она рухнула на постель и разрыдалась.

Так закончился ее отпуск. Потом - увольнение... Подруги от нее отвернулись. Она никого не хотела видеть... кроме Андрея. Но ей было очень стыдно и страшно - простит ли он ее?

***

Однажды вечером, собравшись с духом, Настя позвонила Андрею. Сказала, что ей очень плохо и нужно просто поговорить с кем-то, кто ее не осудит... Он тут же приехал на такси. Больше они не расставались, радуясь своему счастью, которого, наверное, и не было бы, если бы не эти фотографии...

Сергей ПЕРСИКОВ.