О многострадальной реформе ЖКХ в последнее время говорено столько, что, кажется, уже обсуждены малейшие тонкости этого процесса. Ан нет, власти возвращаются к наболевшему вопросу вновь и вновь - то на уровне Кабмина, то на уровне Совета безопасности Татарстана. Не потому ли, что несмотря на все внешние усилия чиновников реформа фактически не идет - если не считать повсеместного повышения квартплаты и тарифов, первых выселений хронических должников, описи имущества у неплательщиков?

Многие независимые эксперты полагают: было бы странно, если бы реформа сдвинулась с мертвой точки в нынешних условиях развала отрасли. По республике, да и по Казани, практически треть жилых домов требует капитального ремонта (и это с учетом Программы ликвидации ветхого жилья). Республиканские власти твердят о необходимости принятия программы по капремонту, рассчитанной до 2010 года, но столичному бюджету, например, деньги на нее взять неоткуда - казанскую казну и так урезали на 40 процентов.

На всех правительственных заседаниях, посвященных реформированию жилкомхоза, наболевшие вопросы повторяются с удручающим постоянством (впечатление, что их никто и не решает). К примеру, ключевая проблема с передачей жилого фонда в частные руки, с определением реальных хозяев дворов, домов, подъездов, квартир, с их правом на выбор альтернативных поставщиков электроэнергии и услуг. Министр строительства, архитектуры и ЖКХ Марат Хуснуллин в растерянности разводит руками и признает, что вопреки всем усилиям министерства граждан в товарищества собственников жилья (по мысли министра, ТСЖ должны быть созданы повально по всей республике) ни калачом, ни кнутом не загонишь. И хоть причины ему неведомы, М.Хуснуллин тут же предлагает повысить тарифы за жилищно-коммунальное обслуживание квартир - в республике они, по мнению чиновника, одни из самых низких в Поволжском регионе.

Очень сомневаюсь, что при таком подходе граждане ринутся в рьяно пропагандируемые ТСЖ (кстати, на днях В.Путин вновь указал вице-премьеру В.Христенко на недопустимость дальнейшего роста ЖК-тарифов в отдельных регионах). Что же касается столь оплакиваемой Хуснуллиным убыточности отрасли, низкой, в 2,5 тысячи рублей, средней зарплаты ее работников - по-другому монополисты и мнимо акционировавшиеся предприятия жилсервиса трудиться попросту не умеют. Они и при новых возросших тарифах будут влачить жалкое существование. В то время как настоящие частники (например, жилищные фирмы из управ «Ипподромная» и «Левченко») и при нынешних расценках на услуги получают вполне приличные доходы.

Нечего удивляться, что подлинных предпринимателей в жилкомхозе у нас раз-два и обчелся (официальные цифры в 37 - 40 процентов включают срочно и искусственно акционированные в конце прошлого декабря подразделения райжилкомхозов). Пока оплата за выполненные работы поступает к бизнесменам не напрямую, а через те же РЖУ и разные некоммерческие кредитные организации, уважающие себя предприниматели займутся любым иным бизнесом, но не бесконечными дрязгами с чиновниками от «коммуналки».

Неплохо бы, кстати, сконцентрировать ЖК-платежи непосредственно в жилых комплексах, обладающих правами МСУ, - руководители управ куда эффективнее привлекают предпринимателей к обслуживанию жилого фонда. Но пока призывы Альберта Саяхова и его коллег повисают в воздухе. Зато республиканские монополисты вроде «Татэнерго» все активнее внедряют дорогостоящие технологии производства электричества и тепла на ТЭЦ, пугая при этом обывателей, что на оптовом федеральном рынке электроэнергию покупать дороже. Неудивительно, что нам посулили очередное 28-процентное увеличение электротарифов с будущего года.

Одно радует: «Татэнерго» пообещало избавиться от многочисленных перепродавцов и самостоятельно доставлять электричество в каждую квартиру. Но лишь эта мера реформу ЖКХ с мертвой точки не сдвинет. Думается, пока государство не вложит миллиарды в комплексную модернизацию разваливающейся отрасли, ни о каких реальных рыночных преобразованиях в жилкомхозе говорить не придется.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.