Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение...

- С чего вы взяли?

- Ему прощались проступки, за которые другого бы просто уволили.

- Например?

Абрамов поморщился: откровенность ему давалась нелегко, чувствовалось, что он был сам не рад, что заикнулся.

- Не приходить по нескольку дней на работу, не предупредив при этом никого, - как вы считаете, это недостаточный повод для увольнения?

Чертанов улыбнулся:

- Вполне достаточный.

- Ну вот видите.

- Значит, вы считаете, что с этой стороны у него не было врагов?

- Да, ему ничего не угрожало. Все серьезные решения принимались мною, - усмехнувшись, добавил: - если кого-то и должны были убить, так это меня. Но, как видите, живу! Вот, разговариваю с вами.

- Вы говорите, что он имел связи с женщинами. Может быть, с этой стороны ему угрожала опасность?

- Да бросьте вы! - отмахнулся Федор. - Я могу предположить все что угодно, но только не это. Валера не любил сложностей. Романы заводил мимолетные, ни к чему не обязывающие. Легко с женщинами сходился, так же быстро расставался. У меня такое чувство, что женщины ему были даже благодарны за то, что он встретился на их пути. Такие, как он, скрашивают существование одиноким бабам, способны пускай ненадолго, но превратить их жизнь в праздник. А потом, знаете ли, если каждый ревнивец будет убивать своего соперника, то мужики просто перебьют друг друга! Нет, так не бывает. И потом, он старался не афишировать своих увлечений. У него была пара служебных романов, но и об этом мало кто знает... И я бы об этом не узнал, если бы однажды он не проговорился на одной вечеринке. Но эти женщины смотрели на него с обожанием, словно бы каждую из них он обеспечил до старости.

- Кажется, я кое-что начинаю понимать, - кивнул Чертанов. - А вы сами что думаете по этому убийству? Кто его мог заказать?

Абрамов поджал губы и ответил:

- Знаете, я много думал об этом. И мое мнение такое, что он погиб совершенно случайно. Скорее всего, его спутали с другим человеком.

Как бы невзначай Абрамов посмотрел на часы, дорогие швейцарские. Достаточно тактично и тонко, что подразумевало: я уважаю следственные органы, но и вы поймите меня правильно - мне тоже нужно поработать.

Улыбнувшись краешками губ, Чертанов поднялся. В общем, все верно, не следует злоупотреблять гостеприимством. Мужик ему понравился, и то, что тот ему рассказал, очень смахивало на правду.

- Ладно, не буду вас задерживать. Если вспомните что-нибудь важное, звоните.

- Обязательно, - произнес Федор Абрамов, поднимаясь следом. - А вообще, я бы посоветовал вам поговорить с коллегами Валеры по прежней работе.

- Кого вы имеете в виду?

- Степана Козлова.

Короткое, но крепкое рукопожатие. На лице Абрамова отразилось облегчение. Возможно, показалось. Хотя как тут не порадоваться, если спроваживаешь назойливого опера. Понимать надо!

Михаил вышел на улицу. Воздух был прохладен и свеж. Дороги мокрые, а на тротуарах оставались небольшие лужицы. Оказывается, прошел дождь, а за разговором он этого и не заметил. Через час майор Чертанов должен быть в кабинете у Крылова. Надо доложить о первых результатах.

* * *

Насупившись, полковник Крылов внимательно выслушал доклад. В такие минуты он напоминал нахохлившегося щегла, спрятавшегося от непогоды. Вот сейчас встряхнется и оросит каплями дождя сидящего напротив Чертанова.

Но нет, не случилось. Выслушав доклад, Крылов разом подобрел лицом и вытянул под столом ноги.

- Знаешь, мне тут отовсюду звонят, - наконец проговорил он. - Все интересуются, есть ли у нас подозреваемые. И знаешь, откуда звонки?

- Нет, товарищ полковник.

- Вот и послушай... Из мэрии, из прокуратуры, даже из администрации Президента звонили. Оказывается, у покойного были весьма высокие связи и широкий круг общения. И как ты думаешь, что я им должен ответить?

Полковник начинал понемногу распекать. В отличие от большинства руководителей он не стучал кулаком по столу. Но одними интонациями мог настолько накалить атмосферу, что хоть прикуривай.

- Правду, Геннадий Васильевич, - как можно более безмятежно отозвался Чертанов. - Работаем!

- Значит, говоришь, пока нет никаких зацепок?

- Есть только предположения. Но со службой это никак не связано - покойный старался избегать всяких острых моментов. Вероятно, его с кем-то спутали. Тем более все это произошло вечером, в полутьме. Я поспрашивал в подъезде. Действительно, на верхнем этаже проживает какой-то тип, по описанию очень напоминает покойного Шуркова. Занимается каким-то темным бизнесом. Может быть, его хотели убрать?

- Ты вот что, эту линию не бросай, не исключаю, что это и есть зацепка. Поподробнее: кто видел предполагаемого убийцу?

- Видели трое, - отвечал Чертанов. - Но их описания ничего не дают: очень поверхностные. Первая - пожилая женщина, которая выгуливала свою болонку, но женщина настолько слепа, что пальцев на руке не сосчитает. А двое других - молодая пара, почти дети. Заняты были исключительно собой. Говорят, что видели мужчину под деревьями, который кого-то поджидал. Особого внимания на него не обратили - мало ли кто кого может ждать!

- Понятно, - кивнул полковник. - Все-таки не стоит сбрасывать со счетов версию мести. Никак не вписывается в общую картину удар в пах. Ты говоришь, что он бегал за женщинами?

Чертанов слабо улыбнулся:

- Это не я говорю, а те люди, которые его знают.

- Ну-ну... Так вот. Если ты помнишь, три года назад одному парню мошонку отрезали вместе с членом...

- Помню, это в Бабушкинском районе было, - согласился Чертанов.

- И оказалось, что этот парень забрюхатил какую-то девчонку с Кавказа, а жениться на ней не пожелал, вот ее братья и лишили его достоинства! Я, конечно, не утверждаю, что здесь похожая история, - быстро поправился Крылов, - но и эта версия имеет право на жизнь.

- Понял, товарищ полковник, - живо отозвался Чертанов.

- Потом, нужно еще посмотреть, есть ли похожие случаи. Это тоже зацепка.

- Сделаю.

- Жена его вернулась?

- Дали ей телеграмму, сегодня должна прибыть.

- Да-а, для нее это удар... Побеседуй пообстоятельнее с ней, может, она прольет свет. Поспрашивай, какие отношения у них были между собой. Ладили или нет? Знает ли она о его связях на стороне? Но только потактичнее как-то, сам понимаешь. Ну что ж, ступай. Жду от тебя новостей!

* * *

К вдове Чертанов подошел сразу после поминок. На похоронах, где, казалось, присутствовала вся администрация города, майор держался на значительном расстоянии, стараясь запомнить лица всех. Наверняка с одной из близстоявших автомашин велась оперативная съемка, скрупулезно фиксировавшая каждый вздох пришедших. Но одно дело - бесчувственная пленка, и совсем другое - личные наблюдения. Ведь ни одна пленка, какой бы качественной она ни была, не обладает интуицией, у нее отсутствует опыт, и конечно, она не может заменить живого общения. На похоронах Шуркова Чертанов был далеко не из праздного любопытства. Каждому оперу известно, что преступники любят появляться у гроба своих жертв, а некоторые из них льют горькие слезы наравне с родственниками. Странный феномен человеческой природы.

Именно так два года назад был пойман сексуальный маньяк, истерзавший четырех девочек. Можно было только догадываться, какие чувства испытывают эти нелюди, когда плачут у свежего холмика.

(Продолжение следует.)