Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение...

- Интересные выясняются подробности, - в задумчивости протянул Чертанов. - Адреса вы свои оставили?

- Да, - ответил Фрол, - вон тот опер взял, - кивнул он в сторону Шевцова.

- Хорошо. Сейчас можете идти. Но не исключено, что мне с вами придется еще разок побеседовать.

- Всегда пожалуйста.

Парень оставался равнодушным, зато на лице девушки проявилась самая настоящая радость.

Попрощавшись, они взялись за руки и, уже более не оборачиваясь, пошли со двора. Густая листва заботливо спрятала молодых. Показались они минутой позже, когда пересекли тенистый сквер. Прижавшись друг к другу, о чем-то весело разговаривали, уже позабыв о недавних неприятностях. Молодость умеет быть беззаботной.

Коротко просигналила «скорая помощь», и зеваки неохотно потеснились с проезжей части. Странно, за разговором Чертанов даже не заметил, как унесли покойника. На асфальте осталась лишь лужица крови. Кто-то по неосторожности наступил в самую середину, и следы от рельефных подошв направились прямиком к бордюру.

Толпа, горестно повздыхав, неторопливо расходилась по домам досматривать сны, хотя после всего увиденного можно лишиться не только сновидений, но и потерять аппетит.

- Знаете, молодой человек, - вдруг обратился к Чертанову крепкий худощавый старик лет семидесяти пяти, - а вы напрасно отпустили ту молодую парочку.

- Вот как, - с интересом посмотрел на него Чертанов. - Откуда такие выводы?

- Дело в том, что это я позвонил в милицию и рассказал об этой странной молодой паре.

- В самом деле? - насторожился Чертанов. - Можно поподробнее?

- А собственно, чего тут рассказывать-то, - пожал плечами старик. - Меня бессонница мучает, вот я половину ночи и простаиваю глядя в окно. Знаете, как-то это успокаивает: смотришь на кроны деревьев, а они колышутся, как мачты корабля. Я ведь когда-то на флоте служил. А вот в той стороне соловей завелся. Центр города, а ему все нипочем, знай себе свистит...

- Так что вы мне хотели сказать? - несколько нетерпеливо напомнил Чертанов.

Михаилу знаком был такой тип людей. Их легко отыскать в любом дворе. Весьма ценные кадры для оперативной работы.

- Убийства-то я не видел, - честно признался старик, цепким взглядом посмотрев на Чертанова, - но зато видел, как Петр Васильевич возвращался. И узнал его сразу, он в крайнем подъезде живет, - махнул рукой на угол дома. - Какие у него там дела, не знаю, но поздно возвращался он частенько. У меня тут голова разболелась, я отошел: думаю, глотну-ка анальгинчику, авось отпустит. А как вернулся, он уже лежит... Бедняга!

- А что этот парень с девушкой? - еще раз напомнил Чертанов.

- Вот я и говорю, - воодушевился старик, - он лежит, а портфельчик-то в сторонке валяется. Парень тот наклонился и портфель этот забрал! А портфель у него добротный такой, из черной кожи. Я его тоже сразу узнал, он ведь не однажды с ним появлялся.

- Вы в этом уверены?

- Молодой человек, - с укором протянул старик, - я хоть и пожилой, но еще не выживший из ума! Парень тот даже как-то воровато посмотрел по сторонам: не видит ли кто? А потом портфель взял!

- Вы ничего не путаете? - нахмурился Чертанов.

- Молодой человек, вы проверяете меня как малое дитя. Я ведь потом сразу позвонил в милицию, указал их приметы, и патруль быстро обнаружил эту подозрительную парочку, только я по своей рассеянности забыл сказать про портфель.

- И где тогда может быть портфель?

- Портфель он мог спрятать где-то в другом месте, ведь его же не сразу привели!

- Спасибо, вам папаша... Вадим! - окликнул Чертанов Шевцова.

- Что? - подошел Шевцов. - У тебя много еще? Время уже утреннее, надо бы нам заканчивать побыстрее с этим делом. Хотя бы поспать часика два, а то потом целый день будем ходить как вареные. А уж там со свежими силами продолжим.

- Ты проверял документы у этого высокого парня? - взволнованно спросил Чертанов.

- Не только проверил, но и на всякий случай забрал, - вытащил он из кармана паспорт. - А в чем дело-то?

- Дай посмотрю.

Открыл. Парень-то, оказывается, соврал, жил он в противоположном конце Москвы в районе Ярославского шоссе. Придется туда добираться. Никуда он не денется! Чертанов перевернул страницы на начало. На фото парень был чуть моложе и выглядел весьма невинно, словно десятиклассник на выпускном вечере.

Что это?!

Одна из печатей оказалась слегка размазанной. Ковырнув ногтем самый уголок снимка, Чертанов вдруг увидел, что фото легко отклеилось. Крутанувшись разок, фотография упала на асфальт.

- Черт! - выдохнул Шевцов. - Паспорт фальшивый, как же я не заметил это...

Подняв снимок, Чертанов положил его в карман. Теперь он понимал, что его настораживало в парне. Его глаза! Для двадцатилетнего они были очень наивны, а так не бывает.

- А где проживает его подруга, ты узнал?

- Дьявол! - выругался Шевцов. - Она сказала, что живет через дом, но разве ей теперь поверишь?!

- Ладно, придется и с этим разбираться. Спасибо, вы нам очень помогли, - обратился Чертанов к старику.

- Всегда рад помочь нашим органам, - с чувством отозвался дед. - Во дворе я за порядком слежу. Если что не так, так тут же сигнализирую, - и, улыбнувшись, добавил: - Жильцы меня так и прозвали - «Наш городовой». Только правильнее не городовой, а дворовый. Я ведь привык к дисциплине. Вот два дня назад драка у нас была во дворе, - ударился в воспоминания старик. - Так я в милицию звоню по ноль два, объясняю, что драка, мол, а они мне отвечают: ты бы, дед, сам попробовал их разнять. Ну что за насмешка! Я тогда позвонил в ФСБ, чтобы наказали этих мерзавцев, нашли над чем насмехаться!

- Вы в какой квартире живете? - перебил деда Чертанов

- В двадцать восьмой. Уже скоро лет тридцать будет, как здесь живу, - вновь начал старик. Похоже, что он был рад нежданному собеседнику. - Как въехал, так и...

- Вы не будете возражать, если я к вам зайду на днях и расспрошу поподробнее?

- Конечно! - встрепенулся дедуля. - Всегда рад помочь органам! В этом наш долг, товарищ... Как вас по званию?

- Майор, - улыбнулся Чертанов.

- Товарищ майор! Раньше-то как было? В каждом дворе дворник был, все с метлой ходил, на груди у него бляха начищенная так сверкала, что издалека видна была. И всякого чужака он за версту подмечал. А пришлых...

- Я непременно к вам загляну, - протянул Чертанов руку в желании поскорее отделаться от словоохотливого свидетеля.

Старик выглядел обескураженным:

- Уже уходите? Очень рад знакомству, - крепко тряс он обеими руками на прощание руку.

- Мне нужно еще допросить свидетелей.

Кирилл Балашин был из тех, кто никогда не забывал о своем желудке и даже при жестоком цейтноте находил время, чтобы перекусить. Расположившись на лавочке, он пил кофе из пластикового стаканчика. Рядом стоял термос, весьма объемный, видно, в расчете на затянувшуюся вахту. Лицо счастливое. Понять его можно - после напряженной работы оперативник решил наградить себя вполне заслуженным перекуром.

Чертанов присел рядом.

- Кофе хочешь? - предложил Балашин, доставая второй стаканчик.

- Плесни... только половинку. - Дохнув жаром, полился кофе. - Все! Хватит, хватит! - запротестовал Чертанов.

- Зря, - разочарованно произнес Балашин, - кофе отменный. Лично молол, другого не признаю. Потом еще ведь попросишь.

Чертанов сделал крошечный глоток. Питье было обжигающим.

- У-у, - протянул в досаде Михаил.

- Каково! - победно заметил Кирилл. - Я же сказал, что стоящая вещь. Могу и пирожком угостить. Хочешь?

(Продолжение следует.)