То ли в 1868, то ли в 1869 году в вестибюле Губернаторского дворца в кремле в течение трех дней в самые «присутственные часы» стоял, опустив глаза и пылая красным от стыда лицом, немолодой уже полицейский в темно-зеленом мундире. Под мышкой он держал самовар.

Заходившие во дворец чиновники, служащие, просители и иные посетители поначалу недоумевали, что это за фигура с самоваром и почему она тут. Но, выходя из дворца, они уже все знали, и кое-кто смотрел на человека презрительно, а кто-то опускал глаза: уж очень нагляден был губернаторский урок для мздоимцев, в том числе и потенциальных.

А урок этот состоял в следующем.

Один становой пристав, фигура в уездах немалая, получив назначение в другой уезд, решил напоследок собрать дань с селян и расписал каждому более-менее состоятельному жителю своего стана (каждый уезд делился на 2 - 3 стана), что тот должен на прощание ему «подарить»: кто корову, кто кур, кто гусей, кто самовар, кому организовывать прощальный банкет.

Тот, кому выпал самовар, «стукнул» куда надо, и об этом узнал тогдашний казанский губернатор Скарятин.

- Прохвост! - разгневался Николай Яковлевич. - А вызвать-ка мерзавца эстафетой!

Пристав явился во дворец ни жив ни мертв.

Аудиенция была короткой.

- Ах ты, ... (такой-сякой разэтакий. - Л.Д.). Натурой, подлец, мздоимствуешь! А ну, тащи сюда самовар. Живо!

Пристав вылетел пулей. Голова кругом, мысли путаются... Пошел к правителю канцелярии:

- Что делать?

- Самовар с собой? - спрашивает правитель.

- Нету, - отвечает пристав.

- Тогда купи...

- Ково?

- Самовар, дура. И чтобы был похож на тот, «подарошный». И мигом к их превосходительству.

Пристав купил самовар и явился к Скарятину.

- Принес, мерзавец? - «ласково» встретил его губернатор.

- Принес, ваше превос...

- Идем со мной, щучий сын.

Они спустились на первый этаж.

- Возьми самовар под мышку, - скомандовал губернатор.

Пристав исполнил.

- Будешь стоять так три дня. В самые присутственные часы, чтоб все тебя видели. И смотри, лично проверять буду!

Так становой пристав простоял в вестибюле с самоваром под мышкой три дня. А после такого вот «отеческого» наказания был отпущен и отбыл по новому назначению. Без прощального банкета...

Николай Яковлевич Скарятин принял казанскую губернию в 1866 году в возрасте 45 лет. Происходил он из славного дворянского рода государевых стольников и стряпчих, известного со второй половины XVI века. Он любил порядок и был очень деятелен. Надрать бороды, потаскать за волосы или отвесить провинившемуся хорошую зуботычину, кем бы тот ни был, - это он мог.

Впрочем, обижались на него редко, а среди дворян Николай Яковлевич был любимцем.

Огромны были и его заслуги перед городом: открытие мужской и женской прогимназий, учительской семинарии, появление новых частных газет, развитие промышленности, торговли и банковского дела, водопровод, конно-железная дорога - вот далеко не полный перечень его деяний на посту губернатора.

В 1879 году Николай Яковлевич был срочно вызван в Петербург. Вернулся в Казань мрачнее тучи. Оказалось, что на охоте в присутствии императора Александра II был случайно убит каким-то иноземным графом его брат Владимир, егермейстер Высочайшего Двора.

В 1880 году Скарятин был вновь вызван в Петербург. И более уже в Казань не вернулся. Говорили, что его сняли за недоимки по крестьянским платежам в казну. Вот выколачивать палкой долги с нищих крестьян губернатор Скарятин не умел...

Леонид ДЕВЯТЫХ.