Все началось с Сагита Хальфина, толмача казанской Адмиралтейской конторы, выбранного в 1767 году от «старой и новой в Казани татарских слобод» депутатом Императорской Законодательной комиссии и назначенного учителем татарского языка в Казанскую гимназию в 1769 году специальным указом Екатерины II. Так впервые в России стали преподавать татарский язык для русских. Сагит работал в гимназии до 1785 года, выпустив в Москве татарскую азбуку (1778) и рукописный татарско-русский словарь (1785) на более чем 20 тысяч слов.

С 1785 по 1800 годы татарский язык в гимназии преподавал его сын Исхак, а с 1800-го - внук Ибрагим, которому и посвящен данный очерк.

Ибрагим Хальфин родился в Казани, в Старо-Татарской слободе, в собственном деревянном доме деда Сагита, ныне не сохранившемся, когда дед заканчивал в 1778 году свою работу над «Азбукой татарского языка...»

Записан он был как «обер-офицерский сын», что высвобождало его от податей и давало возможность получить образование.

С августа 1800 года он становится преподавателем (лектором) татарского языка в Первой Казанской гимназии, а со времени основания так называемой азиатской типографии при гимназии - ее цензором. Именно при его участии и поддержке за первые 8 лет существования типографии увидели свет книги «Аттагаджи», «Гефтиек» и еще 24 наименования книг «мусульманской печати». Только за первые три года было издано свыше 31 тысячи экземпляров книг на татарском и арабском языках, а рекордсменом в этом деле явился 1806 год, когда было выпущено 27 тысяч экземпляров книг различных наименований (Кораны, азбуки, грамматики и т.д.). Не зря многие иностранцы позже буквально «приходили в изумление при виде того широкаго пользования печатным словом, какое предоставлено в России мусульманскому населению» (см. «Деятель», 1898, №2).

Помимо девяти часов в неделю татарского Ибрагим Хальфин с 1805 года стал преподавать начала арабского языка, пользуясь при этом им самим написанным пособием. По собственным пособиям и программам он обучал своих учеников и татарскому языку, «разбирая и переводя на российский язык легких татарских и татаро-турецких писателей, а с российского на татарский - из российской истории» (цит. по А.Н.Кононов. История изучения тюркских языков в России. Л., 1972, стр. 130).

В 1805 году он составил «букварь, этимологию и лексикон татарского языка», а в 1809-м, по поручению директора Первой Казанской гимназии профессора Ильи Федоровича Яковкина, составил и издал в Казани тиражом 1200 экземпляров «Азбуку и грамматику татарскаго языка с правилами арабскаго чтения, преподаваемыя в Императорской Казанской гимназии», которая явилась ПЕРВОЙ книгой, что выпустила в свет русская типография при Императорском Казанском университете.

Успехи Ибрагима Исхаковича были очевидны, и в 1812 году, когда татарский язык был введен в программу Казанского университета, он был приглашен преподавать его в звании лектора, на что и дал свое согласие, будучи уже в классных чинах, то есть личным дворянином. Так появился в Императорском Казанском университете ПЕРВЫЙ преподаватель-татарин, исповедовавший мусульманскую веру.

По некоторым сведениям, Ибрагим был веселым, легким человеком, строгим, однако, в быту. Когда, уже будучи единожды женатым более 17 лет и имея на иждивении четырех детей, он привел в дом в конце 1813 года еще одну молодую жену, то первая жена, Хабиба Искандеровна, подняла в доме бунт, после чего была выгнана вон, а по словам самой Хабибы, еще выругана и побита. Было в университете даже особое «дело по прошению жены лектора татарского языка Хальфина о разных притеснениях, чинимых ей мужем ея», ибо Хабиба Искандеровна, недолго думая, подала в университетский совет на высочайшее имя и на гербовой бумаге жалобу на мужа с просьбой о защите и содействии. Словом, поступила она примерно так, как поступали советские жены, жалуясь в партком на своих загулявших налево мужей, прося приструнить их по партийной линии.

Не зная, как поступить, ибо Ибрагим по своей вере мог иметь несколько жен и в Казани среди зажиточной части татарского населения, как отмечал Карл Фукс, такое вполне практиковалось, совет в начале 1814 года решил передать это дело на усмотрение попечителя Казанского учебного округа Михаила Александровича Салтыкова. Но в тот же день, когда происходило заседание совета, в университет пришли Ибрагим и Хабиба и объявили, а совет записал в своих решениях, «что произшедшее между ними несогласие они прекращают миролюбием и обещаются друг другу оказывать должное супружеское уважение, муж содержать хорошо жену, а она иметь к мужу уважение и быть скромною и по поданной от жены на мужа в совет просьбе дальнейшаго иска никакого иметь не хотят и сие утверждают».

В 1814 году Ибрагим получает чин титулярного советника, равного по Табели о рангах воинскому званию капитана. В 1819-м опубликовал в Казани свою работу «Жизнь Чингиз-хана и Аксак-Тимура» на татарском языке с татарско-русским словарем, за что, в том числе, был высочайше награжден императором Александром I золотым перстнем.

Эта работа, очевидно, послужила толчком к избранию его адъюнкт-профессором университета по кафедре восточной словесности (арабско-персидских языков).

В 1828 году один из его сыновей Шагин-Гирей, родившийся в 1807 году, поступил в Императорский Казанский университет и стал ПЕРВЫМ студентом из мусульман. Окончив университет, он также какое-то время служил лектором татарского языка в Первой Казанской гимназии, будучи уже четвертым педагогом в роду Хальфиных.

А Ибрагим Исхакович умер на службе 13 января 1829 года, оставив опять-таки университетскому совету разбираться в ходатайстве двух его жен, претендующих на пенсию; десять бывших его крепостных душ с землей и деревянный домишко в Старо-Татарской слободе.

Леонид ДЕВЯТЫХ.