Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение...

Как бы там ни было, но в своем деле Балашин был артист, этого у него не отнять, и когда он работал, по-сократовски наморщив высокий лоб, то на его лицедейство сбегалась посмотреть половина оперативного состава. И сейчас все его действия больше напоминали театр одного актера, где остальные опера, встав за красную ленточку, терпеливо наблюдали за его чудачествами. Оказалось, что Балашин запасся огромным количеством полиэтиленовых пакетиков разных размеров и с особой бережностью складывал в них разбросанные вокруг тела предметы, не позабыв прихватить брошенный кем-то огрызок яблока. Возможно, через несколько дней все эти предметы пополнят мусорные баки как не имеющие ни малейшего отношения к убийству, но сейчас они рассматривались почти как улики. Не нашлось бы человека даже во всей Москве убедить Балашина в обратном.

Что ж, пускай покуражится. Чертанов не стал заходить за ленту. Еще будет время посмотреть на покойника. Закурил. Заметив подошедшего Чертанова, Балашин сдержанно и очень серьезно кивнул.

Криминалист, тот самый, что был на предыдущем убийстве, фотографировал труп. В сущности, ничего не изменилось, присутствовали одни и те же люди - разными были только покойники и места действия. В театре это называлось бы сменой декораций.

Где-то в соседних подъездах оперативники выявляли свидетелей. Это называется идти по горячим следам. Статистика - вещь неумолимая, и каждому оперу было известно, что если преступление не будет раскрыто в течение ближайших нескольких дней, то выявить убийцу в последующие годы будет весьма проблематично.

- Ну что там у тебя? - спросил Чертанов, когда Балашин наконец разогнулся и в поисках пачки сигарет стал похлопывать себя по карманам.

- Убит пару часов назад, - безрадостно сообщил эксперт, как если бы покойный был его родственник. - Мое мнение, действовал профессионал, и он знал чего хотел. Первый удар в пах, ножом, который доставил немало мучений. Ты посмотри, как он изогнулся! Видишь, он сделал несколько шагов в сторону кустов, пытался скрыться. Хотя вряд ли ему это бы помогло... Потом выстрел в голову, из пистолета. Собственно, сценарий один и тот же. Оба случая похожи как две капли воды, да и действовал убийца одинаково. Стоял, курил. Кстати, сигареты те же, - объявил он, - Camel. И опять докуривал ровно до середины и бросал. Отпечатки пальцев есть, но они нечеткие, и потом, эти отпечатки в картотеке не значатся. Следовательно, человек для нас еще пока неизвестный.

- Ничего, выясним, - буркнул Чертанов. Приподняв ленточку, он шагнул на огороженную территорию.

Третий час ночи. Самое время, чтобы смотреть цветные сны, но во многих окнах горел свет, а во дворе даже собралась небольшая толпа зевак. Все-таки труп во дворе - это заметное событие. А если учесть, что убитый еще и сосед!

- Узнали, кто такой? - обратился Чертанов к подошедшему Шевцову.

- Да, - бодро отвечал Шевцов. - Некто Иван Петрович Сафронов, живет вон в том подъезде, на четвертом этаже. В квартире никого нет, жена с младшим сыном на даче. Старшая проживает отдельно, замужем.

- Будет им сюрприз, когда вернутся, - нахмурился Чертанов.

- Уже знают. Соседи сообщили по мобильнику. Скоро будут, уже в дороге.

- Чем он занимался?

- Работал в мэрии. Кажется, курировал бизнес.

- Опять не слава богу! - выругался Чертанов. - Начнутся сейчас звонки. Свидетели есть?

- Имеются, - все тем же бодрым тоном сообщил Шевцов - в глазах ни малейшего намека на усталость, как будто бы не было за плечами длительного дня. - Вон те двое молодых людей, - показал он взглядом на молодую пару лет двадцати, не более, жавшихся друг к другу.

Девушка была в коротком светлом платье, из которого задиристо выпирали острые коленки. Совсем юная, на лице нескрываемая озабоченность. Однако взгляда было достаточно, чтобы понять, что она из тех девчонок, которым запрещается находиться на улице позже десяти часов вечера. И затянувшееся опоздание будет стоить ей немалых упреков. Парень смотрелся чуток постарше своей подруги. И выглядел заметно растерянным. Наверняка никак не мог предположить, что милое приключение в вечернем саду может вылиться в малоприятное общение с милицией.

- Они сами, что ли, сообщили?

- Если бы, - хмыкнул недовольно Шевцов. - Кто-то из бдительных граждан позвонил в милицию и назвал их приметы. Оперативная группа приехала быстро, вот их и сцапали в одном из соседних дворов.

- Неужели убегали? - удивленно спросил Чертанов, разглядывая молодых.

Молодые люди ему понравились и вообще внешне производили вполне благоприятное впечатление. Парнишка, приобняв слегка девушку за плечи, курил.

- Не хочу сказать что убегали, - поправился Шевцов. - Скажем так, торопливо уходили с места преступления. - Их задержал патрульный наряд.

- А может, они ничего и не видели? - усомнился Чертанов. - Может, их с кем-то спутали?

- А ты сам с ними поговори, - предложил Шевцов.

Вблизи парень выглядел еще более молодо. Щеки, по-юношески круглые, вряд ли знали прикосновения бритвы. Было заметно, что он старался держаться независимо, о чем-то пытался шутить, вот только улыбка у него получалась какой-то вымученной.

- Не напрягайся, держись свободно, - дружески посоветовал Чертанов.

- А чего мне напрягаться-то, - напыжился юноша, - если я не при делах.

- Как тебя зовут? - ровным тоном спросил Михаил, как бы невзначай посмотрев на девушку.

Миловидная. Но, пожалуй, не скажешь, что красавица.

- Фрол, - отвечал парень.

- Хм... звучит красиво. Сейчас такие имена дают редко. А я старший оперуполномоченный майор Чертанов, - выдержав паузу, Михаил продолжил с некоторой теплотой в голосе: - А как зовут твою подругу?

- Инна.

- Тоже красивое имя, - негромко произнес Чертанов. - С латинского оно переводится как «бурная», - широко улыбнулся Михаил, - но по вам этого не скажешь.

Девушка улыбнулась, показав ровный ряд зубов, и кокетливо произнесла:

- А вы меня не знаете. В народе говорят, в тихом омуте черти водятся.

- Спорить не буду. Тоже верно.

- Работаешь где, учишься? - дружелюбно посмотрел Чертанов на юношу.

- На втором курсе автодорожного.

- Студент, значит, - подытожил Чертанов.

- Так выходит.

- Я вот о чем хочу вас спросить, молодые люди. Как вы оказались в этом дворе да еще в такое позднее время?

- Я живу через дом, - махнула ладонью девушка, - а в этом дворе наше место. Мы сюда часто приходим.

Девушка оказалась не такой робкой, как показалось вначале.

- И где же вы сидели?

- Вон на той лавке, - показал рукой Фрол.

Чертанов посмотрел в указанном направлении. У забора, спрятавшись в густых кустах акации, проглядывала светлая скамейка. Весьма уютное местечко.

- Хорошее местечко, - одобрил Чертанов

- Нам тоже нравилось, - насупился Фрол.

Из подъезда вышли еще несколько человек и попытались подойти к самому ограждению. Но не получилось: белобрысый сержант, проявив рвение, негрубо, но вполне настойчиво оттеснил от запретной площадки крупную, пудов на восемь, бабушку. Интересно, чего же они собираются делать во дворе в четвертом часу ночи?

- И что же вы видели в этот вечер?

- Мы были заняты собой, - улыбнулась Инна, прижавшись плечом к Фролу.

Чертанов нехорошо улыбнулся:

- Настолько заняты, что не заметили убийства. А потом еще попытались незаметно улизнуть? - припустил он в голос жестковатых ноток.

Брови Фрола дрогнули, отобразив на лице происходящие в душе процессы.

- Может, что-то и видели... Но мы не уверены совершенно точно, ведь не обвинять же человека...

(Продолжение следует.)