Хотя по почерку можно многое сказать о характере писавшего, почерковедов-экспертов интересует совсем не это. Но и то, что они умеют читать между строк, не менее интересно. Например, они могут установить, в каком состоянии находился человек, когда писал документ: болезни; подпитии; стресса, страха, волнения - словом, под дулом пистолета. Могут определить, при каких обстоятельствах был написан документ: в мороз, на коленях, в движущемся транспорте, в темноте; по почерку можно также выявить социальную принадлежность автора, его пол и возраст. На профессиональном языке это означает два направления деятельности почерковедов: идентификация - установление исполнителя, и неидентификация - когда исполнитель рукописного текста известен, но необходимо выяснить, в каком состоянии он был при написании.

Первое направление иллюстрируют вышеприведенный случай и такой: к экспертам обратилась сотрудница одной из частных фирм, директору которой стали поступать анонимки угрожающего характера. Почему-то подозрение пало именно на эту женщину, хотя она клялась, что анонимки - не ее рук дело. И только эксперты сумели восстановить доброе имя "потерпевшей".

Для второго направления характерны истории другого плана: когда умер гражданин Н. и обнародовали его завещание, вся семья была потрясена тем, что свои дачу и машину он оставил... сиделке, которая провела у постели больного старика три месяца. Дальше было хуже: эксперты признали подлинность его подписи. Но выявили они и такую деталь: пенсионер ставил свою подпись в необычном состоянии. Позже медсестра призналась, что предварительно вколола ему галлюциногенный препарат... Аферистка осталась с носом, а родственники - с законным наследством.

О главном предмете своего изучения - почерке - Элеонора Соколова может говорить часами.

Оказывается, почерк формируется под влиянием среды, социальной принадлежности, профессии, возраста и пола и продолжается этот процесс до 30 лет!

- И хотя почерк каждого человека индивидуален, но, например, у близких друзей, с детства учившихся в одном классе, могут быть очень похожие почерки. В нашей практике встречались и такие случаи, когда без экспертизы невозможно было отличить почерки совершенно незнакомых людей. Загадка!

А вот у руководителей предприятий, которые почти не пишут, но зато много расписываются на документах, почерк сформирован куда меньше, чем размашистая подпись.

Совершенно отдельная тема - почерки врачей. Иной раз смотришь в свою амбулаторную карточку, а там не то чтобы каракули - просто волнистые линии. Этот специфический почерк иной раз ставит в тупик даже самых опытных экспертов.

Вообще, по словам Элеоноры Леонидовны, почерковеды уловили такую тенденцию нашего времени: чем дальше, тем больше усматривается сходство подписей. А все почему? Стремительный век - эпистолярный жанр отмирает, уступая место телефонным звонкам или коротким "е-мейлам". И если раньше подписи были длинными и замысловатыми, со всевозможными завитушками, то ныне это очень короткие и простенькие росчерки, не блещущие индивидуальностью, - то же можно сказать и о почерке в целом.

Орудия труда почерковеда - микроскоп, лупа, аппарат с ультрафиолетовым и инфракрасным излучением. А вот рабочий материал - не только бумага (хотя и это может быть записка, полгода пролежавшая в кармане трупа, или порванный на мельчайшие клочки документ), но и... забор (клеветническая надпись), ткань, двери, машина и... труп.

- Да, однажды мне пришлось идентифицировать вырезанное ножом слово на лбу трупа... - говорит Элеонора Леонидовна. - Слава богу, дело приходится иметь в этих случаях не с собственно трупом и не выезжать к забору, а всего лишь работать с фотографией и искусственной кожей в качестве образца...

Разумеется, самое большое моральное удовлетворение эти специалисты получают от категоричного ответа: да или нет - ведь в обоих случаях речь идет о восстановлении истины. К счастью, это 95% всех дел. Но в силу различных причин (непригодность материала - копия плохого качества при отсутствии оригинала, оторванная часть подписи...) бывает и такой ответ: "Не представляется возможным установить..." В эти моменты почерковед испытывает поистине творческие муки...

Светлана ГОРДЕЕВА.


 Я НЕ Я, И ПОДПИСЬ НЕ МОЯ

(Советы от "набивших руку" на махинациях с документами почерковедов)

Если составляется финансовый документ либо заключается сделка, то рекомендуется помимо росписи писать и фамилию полностью. Кроме этого, хорошо бы вписать еще и паспортные данные, если возможно, и должность - и вообще оставить как можно больше рукописного текста. Это нужно для того, чтобы в случае всяких недоразумений (в рукописный текст могут уже после подписей, подделываясь под ваш почерк, вписать невыгодные для вас условия, еще проще "вмонтировать" их в печатный текст) у эксперта было как можно больше информации для установления имитации вашего почерка.

Другой вариант: основной текст документа напечатан и только подписи партнеров "живые". Почерковеды же считают, что всего лишь куцая подпись на большом печатном документе - это несерьезно и что тексты некоторых документов правильнее всего составлять вообще от руки! Особенно это касается самого распространенного вида махинаций, с которым приходится иметь дело экспертам, - долговых расписок. Тогда их и подделать сложнее, и доказать истину, в случае чего, легче. Особенно внимательным при их составлении, разумеется, следует быть тому, кто дает в долг. Итак, когда ставите подписи у нотариуса, не стесняйтесь попросить паспорт партнера и сравнить его подпись в паспорте и на документе. Если подписи отличаются - это веский повод для подозрения. Ваш партнер может потом просто отказаться от долговых обязательств, мотивируя тем, что подпись не его.

Свою подпись надо хорошо отработать и всегда ставить одну и ту же (разумеется, которая отражена в вашем паспорте), а то иногда человек по легкомысленности или небрежности расписывается везде по-разному - это чревато большими неприятностями, чем кажется на первый взгляд.