Туман застилал глаза, предметы двоились и плыли. От гнева ее трясло. Она чувствовала, как сталь лезвия ножа погружается в тело матери...

Было утро. На часах - чуть меньше восьми. Шум скандала за стеной услыхали соседи. Они-то и вызвали милицию. Пьяную Наталью доставили в дежурную часть, затем отправили в СИЗО. Шестидесятилетнюю пенсионерку с ножевыми ранениями отвезли в 18-ю городскую больницу.

Семья Натальи уже была известна милиции. Много лет назад Наталью судили - в пьяном угаре она ножом изувечила мужа. Тогда она рыдала, заверяя всех, что исправится... Ей поверили. Для нее началась новая жизнь: Наташа закодировалась, устроилась на работу, усиленно взялась за воспитание дочки. Муж, от нее, правда, ушел.

На работу в детский сад Наталья пришла в январе этого года. Приятная на вид, опрятная, она сразу приглянулась заведующей. Да и выбирать особо не приходилось - на такую маленькую зарплату желающих не находится. Вот и пришлось закрыть глаза на ее прошлое.

На работе никогда ее не видели выпившей, а что за пределами работы творится, ведомо было только участковому.

Три недели назад Элфис Хамбиков, участковый уполномоченный, приходил к ним по вызову: тогда Наталья тоже с матерью ссорилась, как всегда, шумно. Но до рукоприкладства дело не дошло - помирились...

Дочка Натальи, как учителя говорят, умница: учится хорошо, прилежная. Скоро экзамены и выпускной, весь класс уже готовится к балу: одноклассницы заказывают в ателье платья. И Наталья начала было волноваться, где денег раздобыть на наряд дочери. А на работе в таких деньгах отказали. Вот и денатурку попивать начала, как и в этот злополучный день...

Сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних начали собирать документы, чтобы лишить Наталью родительских прав.

Дальнейшую ее судьбу теперь решит суд. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью да еще отягощающая повторная судимость грозят ей от пяти до двенадцати лет лишения свободы.

Виктория ОСИНИНА.