Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение...

- Договорились... Если ты не хочешь угощать меня, тогда я сам угощусь. Не возражаешь? - ехидно поинтересовался Чертанов.

- Попробуй, возрази тебе, - нахмурился Кузя, - пригонишь целую роту ОМОНа. А тем архаровцам только бы покуражиться!

Отпив несколько глотков, Чертанов отодвинул стакан в сторону.

- И как же твой бизнес процветает?

Кузя неприязненно поморщился:

- Начальник, может, хватит тебе колеса катить. Не о том базар пошел, чего от меня хочешь?

- Какие у тебя с Сафроновым были дела?

- Ах, вот оно что, - разочарованно протянул Кузя. - Покойнику-то теперь уже все равно, царствие ему небесное, - картинно перекрестился он, - а потому я хочу сказать, что дела у меня с ним были... конкретные.

- Что ты имеешь в виду?

- Ваньку-то я знаю с детства. Ни одно море пива вместе выдули, вот он иногда и просил пробить по своим каналам нужного ему человека. Криминала здесь нет, одна услуга. Я ему давал расклад, а уж ему решать, вести с ним дела или нет.

- Он не делился с тобой своими проблемами в последнее время?

- Вот ты о чем... - Кузя понимающе кивнул. - В последний месяц его доставал своими звонками один фраер откуда-то с Урала. Была обговорена доля за контракт, но когда она была выплачена, этому захарчеванному фраеру показалось мало, и он стал звонить Ивану и требовать увеличения доли. Когда тот ответил ему отказом, то последовали угрозы... В общем, дело зашло слишком далеко и он обратился ко мне за помощью. А что такого? Для этого я и поставлен! Пришлось отрядить людей в Екатеринбург, растолковать что к чему, чтобы не совался не в свое дело, на этом конфликт был исчерпан.

- Этот человек не мог подстроить убийство?

Кузя взял еще несколько сухариков, подбросил их на ладони, после чего один за другим положил в рот.

- Исключено... Я за это отвечаю. Если говорить откровенно, гражданин начальник, то я был в курсе всех его дел и моя роль заключалась в том, чтобы гасить подобные ситуации. Поверь, у меня это получалось. Так что мы его очень берегли. Любой конфликт старались задавить в корне. Люди знали, что он находится под нашим покровительством, и к нему не лезли. Остерегались. Ты меня извини, начальник, но мы все-таки что-то значим в этом мире.

- Ладно, хорошо, у него была женщина?

От Чертанова не укрылось, как Кузя с кавказцем переглянулись. С чего бы это? Пиковый, пряча некоторую растерянность, сделал несколько глотков пива.

- А у кого их нет, разве только у педиков... Насколько мне известно, в этом плане у него все было в ажуре. А потом, если бы я что заметил, то за одним столом с ним бы не сидел, - честно объявил Кузя.

- Что это была за женщина?

Кузя усиленно налег на сухарики. Лопал их горстями, запивая холодным пивком.

- В последнее время у него была красивая такая баба, высокая, с длинными светло-русыми волосами - в общем, есть на что посмотреть. У меня было такое впечатление, что у него к ней было чувство. Но на девочку на ночь она никак не походила.

- Не знаешь, где ее можно найти?

Широко улыбнувшись, Кузя развел руками:

- Чего не знаю, того не знаю. А потом, как это будет выглядеть, если я у его бабы начну адресок спрашивать. Вот сам бы ты стал бабу кореша клеить?.. Вот то-то и оно, - победно заключил Кузя, - тогда что ты от меня хочешь?

- Я знаю, что вы вместе в Кунцево были, на даче.

- Уже кто-то напел, - разочарованно произнес смотрящий. - Было такое дело. Но там все было пристойно.

- Я вот к чему, может, разговор какой заходил или ты что-то случайно услышал?

Кузя отрицательно покачал головой:

- Иван осторожный всегда был, не прозванивался, а мне ни к чему на душу напирать. Посидели они с нами, погоготали, а потом и ушли. Ну так что, начальник, еще вопросы будут? А то уж больно ты меня утомлять стал. Да и братва как-то подозрительно посматривает.

Ч А С Т Ь III

Г Л А В А 18

Уже направляясь к стоянке, Чертанов услышал знакомый голос:

- Михаил Олегович!

Повернувшись, Михаил увидел Старостина.

- Вы меня ждете? - удивился Чертанов.

- Да... вас. Я по поводу Вани Сафронова.

- Давайте отойдем немного в сторонку.

Место выбрали под раскидистым кленом, расположившись на старенькой лавочке, выкрашенной в темный цвет.

- Понимаете, - начал Старостин, - я долго думал над нашим разговором. Все анализировал. Ведь мы с Иваном были очень большие друзья. Сейчас мне его не хватает, как-то по-особому остро переживаю его потерю... Хочу вам сказать откровенно: у него была женщина!

Чертанов понимающе кивнул:

- Продолжайте.

- У него со времен студенчества всегда были очень красивые девушки. Признаюсь, я ему иногда завидовал. Женским вниманием он не был обделен, чего греха таить, я тоже. И в этом деле у нас возникало что-то вроде соперничества - пока я справлялся с одной, он уже крутил роман с третьей. А на последнюю свою женщину он запал! Причем очень серьезно. С ним никогда такого не случалось.

- С чего вы это взяли?

- Это сразу было видно, - очень уверенно произнес Старостин, - ни с одной из женщин Ваня себя так не вел. Когда обращался к ней, у него глаза теплели, даже голос менялся!

- Как часто они встречались?

- По-моему, очень часто. Иногда он звонил ей во время работы, и они подолгу разговаривали.

- А его жена знала об этой женщине?

- Думаю, да. Ольга не из тех женщин, что устраивают мужу сцены ревности. Такое положение, видно, устраивало их обоих.

- Вы могли бы узнать ее, скажем, на фотографии или на опознании?

- Конечно, смогу, - уверенно произнес Старостин. - Во всяком случае, такую женщину не забудешь... Но у меня такое ощущение, что в последнее время в их отношениях возник разлад. Иван ходил хмурым, это даже сказывалось на его работе, на заключении контрактов. Сами понимаете, в бизнесе человек должен располагать к себе, обязан быть улыбчивым, коммуникабельным, а это качество в последний месяц он подрастерял.

- Как звали женщину?

- Подождите, дайте вспомнить... Какое-то имя необычное и красивое... - морщился Старостин. - Вспомнил! Лада! Ну точно, Лада! Он так ее и называл - Ладочка!

* * *

Сам того не замечая, Резван Мугаметов из охотника уже давно превратился в добычу. Ростовский знал о сутенере практически все: время, когда тот посещает своих девочек, его любимые рестораны, какой именно дорогой он возвращается домой и где предпочитает проводить свободное время.

Ночь была на исходе, на улице появились первые, пока еще редкие, прохожие.

Ростовский приглушил машину, опустил вниз стекло и закурил, выпустив в приоткрытую щелочку небольшую струйку дыма. Домой Резван возвращался именно этой дорогой, предпочитая прогуливаться через парк, в этот час совершенно безлюдный, насыщая кислородом легкие перед сном.

Ждать пришлось недолго. Скоро на узкой тропинке, вынырнув из утреннего тумана, показался Резван.

Отшвырнув сигарету, Ростовский вышел из машины и уверенным шагом направился наперерез сутенеру. Когда расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, Мугаметов неожиданно развернулся и, узнав в приближающемся мужчине Ростовского, замедлил шаги.

- Мне передавали, что ты меня искал, - безмятежно произнес Ростовский.

- Верно передавали, - кивнул Мугаметов.

- Так что же ты от меня хотел? - все тем же спокойным голосом спросил Илья.

(Продолжение следует.)