Существует способ если и не окончательно победить преступность как социальное явление, то по крайней мере свести ее к исчезающе малой величине. Для этого нужно довести до сознания каждого - каждого! - преступившего закон, что очень скоро его преступление будет раскрыто и он понесет заслуженное наказание. Обязательно. При любых обстоятельствах. Включая глобальные прорывы в научно-техническом прогрессе. Тогда часть потенциальных преступников наморщит лоб и сделает осознанный выбор в сторону заводской проходной, что в люди выведет тебя. Оставшихся в короткое время и с песнями изловят правоохранительные органы.

С другой стороны, твердая уверенность в том, что холодное оружие Фемиды просвистит в метре от уха, способна даже в целом законопослушного человека спровоцировать на смачный плевок в сторону Уголовного кодекса. И тогда правоохранительным органам придется туго. Не до песен.

В этой истории все оказалось на должном уровне - и преступление, и наказание. Преступление было вполне современным, а наказание - своевременным. Расследование сотрудников ФСБ получило логическое завершение в виде приговора Советского районного суда Казани, вынесенного 23 сентября 2003 года гражданам Арефьеву и Гайнуллину.

Между собой молодые люди были знакомы, даже слегка дружили. Первый работал в одной из сотовых компаний Казани техником, второй состоял в штате охраны все той же компании. Зарплата была не такая уж маленькая, место работы - весьма и весьма перспективным. Но хотелось острых ощущений. И денег, конечно, не хватало - а кому их хватает? Покажите нам этого человека...

Вечером 28 октября 2002 года, когда большинство жителей города устремилось домой - к пельменям и сериалам, приятели все еще находились на работе. Свободный компьютер одной из коллег с введенным паролем стал той последней каплей, которая перевесила все разумные аргументы и толкнула их на лукавство. Они вошли в компьютерную автоматизированную систему расчетов и внесли изменения в базу данных, создав услугу переадресации вызова на служебный абонентский номер. Номер в сугубо воспитательных целях не указываем, но можете не сомневаться - он был. На шершавом языке протокола это милое хулиганство называется «неправомерный доступ к компьютерной информации» и УК РФ не только не приветствуется, но даже и карается.

Утро следующего рабочего дня не принесло никаких изменений. Арефьев занимался своей техникой, Гайнуллин охранял. Никто не обнаружил следов вторжения, и задействованный служебный номер потерялся в тысячах других абонентских номеров. До поры до времени.

Выдержав ефрейторский зазор в несколько дней, Гайнуллин начал звонить. Звонил он много, по будням и по праздникам. Исключительно по личной необходимости, в том числе абонентам, соединения с которыми происходили по сети Интернет. В результате ловкий малый наговорил на 4294 рубля, не заплатив ни единой копейки. Подразумевая, что платить за все будет родная компания.

Между тем в службе безопасности компании работали далеко не дилетанты, а люди, умеющие охранять и свои секреты, и деньги клиентов. А после того как было налажено рабочее взаимодействие с сотрудниками республиканского Управления ФСБ, у плутишек не оставалось ни единого шанса. Каким образом был вычислен роковой номер, а затем и виновники, пусть останется тайной следствия. Хотя бы для того, чтобы последователи хакеров не нашли более изощренного способа, который бы позволил им водить за нос кучу занятых людей, к примеру, года полтора-два, и нанести ущерб на более крупную сумму.

В суде свои действия подсудимые объясняли по-разному. Арефьев, например, поведал, что действительно «включил переадресацию» на ранее незадействованный служебный номер. Правда, перед этим Гайнуллин утверждал, что того требует суровая необходимость охранной службы и имеется распоряжение высокого начальства. Бумагу с резолюцией начальства он обещал представить чуть позже, а вот оказать услугу предложил немедленно.

Гайнуллин подтвердил, что обращался к Арефьеву с нескромной просьбой, однако-де это было продиктовано интересами все той же суровой службы, вот только высокое начальство поставить в известность он забыл. И за последующие полгода так ни разу и не вспомнил.

В дальнейшем суд установил ряд весьма интересных подробностей. Во-первых, охранник о проделанной им совместно с компаньоном операции никого не уведомил, хотя мог и, более того, обязан был это сделать. Во-вторых, телефонный номер использовался только в личных целях. И в-третьих, каких-либо прав проводить переадресацию техник Арефьев вообще не имел. Словом, аргументы обвиняемых выглядели не только несостоятельно, но даже как-то несолидно. По-детски.

Любопытно, что компания проявила столь редкую в наши дни гуманность - не стала вменять виновникам имущественного иска и даже не уволила техника с работы. Так сказать, ограничилась показательным уроком. Приговор был вынесен в тот же день. Арефьев получил год, а Гайнуллин - полтора года исправительных работ с удержанием 10% в доход государства. Служебный номер стал для них действительно роковым и облегчит кошельки приятелей на куда более значительную сумму, чем на какие-то там четыре с небольшим тысячи.

Важно и другое. Мобильная телефонная связь стала частью нашей жизни. Без нее мы уже не обойдемся. От ее стоимости зависят и наши расходы. А она зависит, в том числе, и от успешной работы компаний, предоставляющих эту услугу. И если телефонное время компании кто-то крадет, это неизбежно сказывается на стоимости каждой минуты разговора. Нашего с вами.

А молодым людям, считающим себя самыми умными и самыми хитрыми, самое время сделать выводы: задолго до того как они задумали свою операцию, была разработана и задействована методика отлова таких вот хитрецов и ловкачей, использующих достижения технического прогресса в корыстных целях. В том числе и потому, что сотрудники правоохранительных органов, как и многие другие, тоже пользуются мобильными телефонами и тоже не хотят платить свои кровные за криминальные шалости даже таких «продвинутых» людей.

Александр СЕМЕНОВ.