Из серии романов «Я - вор в законе». (Продолжение.Начало в №114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160, 163, 165, 166, 169, 171, 172, 175, 177, 178, 181, 184, 187, 189, 190, 193, 195, 198, 199, 200, 203, 205, 206, 209, 211, 212, 215, 217, 218, 221, 223, 224, 227, 229, 230, 233, 235, 236.)

- Сам, что ли, выпекал? - скривился Чертанов.

- А ты напрасно иронизируешь, - широко улыбнулся Балашин. - Мужик должен уметь делать все!.. Но здесь я тебе открою один секрет. Эти пирожки я купил отсюда неподалеку. В одном ларьке, очень приличная выпечка. Ты попробуй, оцени. Совсем свежие.

Чертанов не стал противиться, взял один. Откусив, с аппетитом зажевал. Конечно, не кулинарный изыск, но вполне съедобно, чтобы перекусить где-нибудь на лавочке.

- Пирожки-то давно купил? - поинтересовался Чертанов, откусив второй раз.

- Часа два назад. А что?

- Теплые еще.

- А-а, верно, - удовлетворенно протянул эксперт. - Вот тебе криминальная загадка. Догадайся почему.

Чертанов безразлично пожал плечами:

- Завернул, наверное, во что-нибудь теплое.

- Почти угадал, - Балашин наливал себе уже третий стакан. Судя по объему термоса, он не торопился. - Плотно завернул в фольгу, а она, как известно, почти термостат.

- Что ты обо всем этом скажешь?

- Скажу немного. Выстрел в голову был произведен с близкого расстояния. Теперь могу сказать, что случайным его не назовешь. Удар ножа тоже очень расчетлив. Убийца действовал наверняка. Более конкретно можно ответить только после вскрытия. Но мужику так разворотило мошонку, что, как говорится, не приведи господи! Все сводится к тому, что в обоих случаях был один и тот же человек, на это указывает даже один сорт сигарет. А потом эта привычка не докуривать сигарету даже до середины. Нужно будет отдать окурки на биологическую экспертизу. Может быть, что-нибудь новенькое выяснится. А так с первого взгляда сложно что-то сказать. Ты чего приуныл?.. Успокойся, это явно не эти двое, хотя с ними тоже не все понятно, - опередил он следующий вопрос. - Ты обратил внимание, как курил тот молодой парень?

- Нет.

- А я вот обратил... Удивляться не стоит, это моя работа. Он держал фильтр не губами, а сжимал его зубами за самый краешек, даже следы при этом остались. Брезгливо так курил, как будто бы опасался испачкаться. А окурки, что мы нашли около убитого, были совершенно другие. Но эту молодую парочку все равно нужно разыскать.

- Разыщем, никуда не денутся! Дадим через дежурные части их описания, может, там что-нибудь выяснится. - Кофе был выпит, и Чертанов бережно поставил пустой стакан на лавку. - Знаешь, если признаться, сейчас меня интересует другое: почему ударом ножа он бьет в пах? Ты человек бывалый, много видел, к тебе стекается масса информации - может, прольешь свет на это дело?

Кирилл аккуратно закрыл термос.

- Знаешь, я тоже об этом много думал. Такое впечатление, словно он совершал какое-то ритуальное убийство. Такими вещами грешат наши восточные соседи. Знаешь, в прошлом месяце я выезжал в Благовещенск, там убили двух китайцев. Так вот, им отрезали гениталии и в качестве предупреждения подбросили враждующей группировке! - Чертанов невольно поморщился. - А-а, каково тебе? Впечатляющий приемчик? Однажды утром выходишь за порог своего дома и видишь, что на половике лежит чей-то окровавленный член!

- Да уж, в изобретательности нашим восточным соседям не откажешь, - поежился Чертанов.

- А версию о ритуальном убийстве отбрасывать не стоит. Но совершил их не восточный человек, это точно!

Взяв термос, Балашин поднялся.

- Ты куда сейчас? - спросил Чертанов.

- Думаешь, мне приходится выбирать? - кисло улыбнулся Кирилл. - Сначала приду домой, приму душ, а потом займусь писаниной. У меня ведь свое начальство имеется. Наверняка захотят услышать мой доклад. А потом, мы все знаем, что два одинаковых случая с похожими ранениями очень напоминают серийные убийства. Ты же знаешь, как в нашей конторе относятся ко всяким маньякам. То-то и оно!

Г Л А В А 16

Уже третий год Кривой работал у Чертанова осведомителем. И надо признать, получалось у него весьма неплохо. Спрашивается, откуда что берется? Ведь урка со стажем, прошел с десяток колоний, казалось бы, не человек, а кремень, которым впору железо точить. Но где-то надорвал Кривой пуп, вот кишка и полезла наружу. Но блатные ему доверяли и порой делились самым сокровенным, а потому он бывал в курсе многих происшествий, что случались в районе.

Оперативной информацией Чертанов распоряжался очень умело, стараясь непродуманным решением не подставить под удар своего человека. Встречались они не чаще одного раза в неделю, а в остальное время связывались через почтовый ящик. Как правило, встречи происходили на одной из конспиративных квартир или где-нибудь за городом, подальше от возможных свидетелей.

В сущности, Кривой был уже другой человек - за прошедшие два года в его душе произошли необратимые процессы, и себя прежнего он напоминал только авторитетными наколками, сделанными в далекой молодости.

Майор Чертанов знал о том, что год назад тот сошелся с двадцатипятилетней воровкой, которая вьет из Кривого веревки. Не исключено, что она знала о контакте своего сожителя с Чертановым, но смотрела на этот союз как на средство дополнительного заработка.

Поплавок резко пошел на глубину, и Михаил поспешно дернул за удилище. Карась, блеснув золотой чешуей, сделал два кувырка и нелепо плюхнулся в воду.

Кривой улыбнулся:

- Порезче подсекать нужно было, - обронил он, - так-то оно вернее.

Чертанов махнул рукой:

- Ладно, в следующий раз попадется.

Правый уголок рта Кривого медленно пополз вверх.

- Жди, попадется!

Кривым его прозвали именно за эту асимметрию лица, которая больше напоминала волчий оскал, чем улыбку. Наверняка на некоторых он наводил ужас.

- Как ты думаешь, кто мог уделать этого Сафронова?

- Да кто угодно! - с жаром воскликнул Кривой. - На таком месте сидеть и угодить всем просто невозможно. А сейчас у нас такое гнилое время пошло, что за бутылку водки могут запросто замочить. Чего улыбаешься, не веришь?

- За водку у нас на Руси всегда убивали, - философски заметил Чертанов. - Что там у вас говорят, кому он мог дорогу перейти?

- Иван Петрович Сафронов был птица большого полета, - уважительно протянул Кривой. - Просто так его тоже не заделаешь. Для того чтобы его убрать, санкция нужна. А она на самом верху выдается.

- И кто же его, по-твоему, мог устранить?

- Человек такого уровня, как Варяг, или, скажем, рангом чуток пониже.

- Интересные вещи ты рассказываешь. Зачем, к примеру, Варягу устранять его? Недоброжелатели у него были?

- А у кого их нет?! Недоброжелателей у любого хватает, - философски заметил Кривой.

- А с братками он дело имел?

Губы Кривого опять дрогнули.

- А кто же в наше время дел с братками не имеет? - очень искренне удивился Кривой. Поплевав на насаженного червя, он закинул леску далеко от берега. - В наше время часто братки - элемент гарантии. Собственно, они не так много и требуют, зато берут на себя весьма существенные функции. Работа у них грязная и очень нервная, часто неблагодарная. Но за малый процент они вернут то, что ни один суд не сумеет взыскать. И сделают это в короткие сроки! Хотя методы убеждения у них весьма примитивные, но действуют всегда безотказно. Для начала надают по почкам, а если человек не прочувствовался, так сказать, моментом, то зароют его живого в гроб на полчасика. А после того как откопают, он на своих мучителей будет смотреть как на избавителей, - черты лица Кривого ожесточились, сразу было понятно, что он знал, о чем говорил. - Бедняга становился таким щедрым, что готов последний рубль отдать.

- А как с Сафроновым?

(Продолжение следует.)