Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение...

- Абсолютно! Я вам уже говорил, что такую красивую женщину невозможно позабыть. И потом, я ведь видел ее не мельком, а на протяжении двух вечеров. Правда, на этой фотографии у нее какое-то странное выражение. Наивное, что ли. Обычно такие лица встречаются у выпускниц школы. Я ее видел немного постарше, что ли. Так вы ее нашли?

- Пока еще нет, - отвечал Чертанов, бережно упаковав фото в бумажник. - Спасибо, вы нам очень помогли, - направился майор к выходу.

Чертанов специально оставил машину в двух кварталах, чтобы немного пройтись пешком. Как это ни странно, но во время ходьбы его посещали самые неожиданные идеи. А потом, он просто любил Мясницкую улицу и не упускал случая, чтобы поиграть в беззаботного гуляку.

Неожиданно в опасной близости раздался скрип тормозов, и его окликнул чей-то знакомый голос. Повернувшись, Чертанов увидел улыбающегося Кузю, выглядывавшего из салона «мерседеса».

- Садись, начальник, подвезу.

- У меня машина за тем поворотом, - махнул в сторону ближайшего угла Чертанов.

- Давай подвезу до угла, - и, заметив нерешительность Чертанова, слегка надавил: - А может, ты боишься? Что-то я не узнаю прежнего Беса!

- Хорошо, - согласился Чертанов, - только до угла.

Он обратил внимание на то, что в этот раз Кузя сам был за рулем. Весьма редкий случай для смотрящего. Обычно он предпочитал пышное сопровождение, да и в салоне всегда сидело трое вооруженных «быков». А тут один.

- Ты ведешь дело Резвана? - неожиданно резковато спросил смотрящий.

- Предположим. А что? - насторожился Чертанов.

Кузя стиснул челюсти:

- Найди эту суку, что его замочила! Как найдешь, я на твой счет тридцать тысяч баксов перечислю. Бля буду!

- А как ты думаешь, кто его мог убрать? - спросил Чертанов.

- Насколько мне известно, врагов у него особых не было. Я ведь все-таки крыша, и о подобных вещах должен был знать в первую очередь. Пробил через своих людей, но там все чисто. Мое мнение, что его сделал кто-то из залетных. Вряд ли кто рискнет конфликтовать со мной, а его убийство - это откровенный вызов лично мне!

* * *

Понятыми при обыске была семейная пара: невысокий сухонький дедок лет семидесяти и очень полная бабка. Оба сидели молчаливо в своем углу на старых стульях и временами бросали рассеянные взгляды на расхаживавших по комнате оперативников.

Как и предполагал Чертанов, ключи оказались от квартиры Резвана, так что в комнату проникли без труда.

Семейная чета была соседями Мугаметова, жили все на одной лестничной клетке.

Квартира была небольшой. Мебели - минимум, ровно столько, чтобы переночевать и сложить одежду. Практически никаких украшательств, если не считать огромного количества фотографий обнаженных женщин на всех стенах.

- Все эти фотографии нужно будет снять и приобщить к делу, - распорядился Чертанов. - Вы замечали за своим соседом что-нибудь подозрительное? - он повернулся к старушке.

Бабулька сидела, нахохлившись, с непреходящим стыдливо-удивленным выражением: «Ну и срамота!»

- Ничего как будто такого не было, - заговорила старушка, - перебирая пальцами полы передника. - Вежливый такой, приветливый. Всегда поздоровается.

- А женщины у него были?

- А как же, не без того! Бывало, что и приводил: и красивые были, вот как эти, - показала она пальцем на стену, - и не очень. Но чтобы безобразия там всякие устраивали, чтобы ругались, я что-то и не припомню.

- А вы могли бы узнать женщин, которых он приводил? На этих фотографиях они есть?

Нацепив на мясистый нос роговые очки, она взяла в руки снимки:

- Вот эта, кажись, была, - отложила она в сторонку первую фотографию. - Потом вот эта... Эту припоминаю... И эта тоже была. Видная такая девица с желтыми волосами до самого пояса... Эту встречала, красивая такая, как куколка, - и удивленно посмотрев на Чертанова, заключила растерянно: - Да, кажись, они у него все здесь перебывали.

- А вот эту девушку вы у него, случайно, не видели? - показал Чертанов заготовленную фотографию.

- Как же не видела? - почти обиделась старушка. - Высокая такая, с тонкой талией, на эту похожа, как ее... Их еще по телевизору все показывают.

- Манекенщицу, что ли? - подсказал Чертанов.

- Во-во, модель! Я у него еще спрашиваю: это что, Резван, твоя невеста, что ли? А он кивает головой и говорит: да, тетя Зин, невеста, женюсь я, говорит, скоро. И тебя на свадьбу приглашу, - печально вздохнув, добавила: - Теперь вот не пригласит.

Шевцов аккуратно отдирал фотографии от стены и складывал их в папки. Чертанов взял в руки один из лежавших на столе эротических журналов. Полистал.

Вдруг на одной из страниц взгляд Чертанова споткнулся: он узнал девушку, снимок которой Резван так бережно хранил в своем бумажнике.

- Вы узнаете эту женщину? - спросил Чертанов, разложив перед бабулькой журнал.

- Фу, срам-то какой! - высказалась старуха. - Узнаю. Только, когда она к Резвану-то приходила, платье по самое колено было. А тут!..

- Михаил, - окликнул из соседней комнаты Шевцов, - тут, оказывается, целая коллекция видеокассет.

Чертанов прошел в соседнюю комнату. По-видимому, эта комната была спальной: узенький топчан да вот еще небольшой шкаф. Зато телевизор был новый, с большим экраном.

- Посмотри, - распахнул Шевцов дверцу шкафа.

Все полки были заставлены кассетами. В аккуратные стопки были сложены боевики, фантастика, детективы. А вот это уже кое-что поинтереснее. Чертанов выдвинул из глубины небольшую коробку, в которой также лежали кассеты с короткими надписями: «Валя», «Пикник», «Собачья свадьба».

Чертанов одобрительно кивнул:

- Ладно, с этим еще придется разобраться.

Чертанов выдвинул ящик стола. Здесь вместе с каким-то ворохом бумаг лежала кассета, на которой корявыми печатными буквами было выведено: «Центровая».

- Давай просмотрим эту кассету, - предложил Чертанов. - Мне кажется, что-то тут кроется. Чего же она отдельно лежит?

Шевцов взял протянутую кассету, прочитав название, хмыкнул. Видеомагнитофон с тихим жужжанием заглотил кассету. На экране крупным планом высветился Резван.

Камера удалилась, высветив девушку лет двадцати.

Резван подошел к ней, уверенно погладил ее ниже спины, а потом с легким кавказским акцентом потребовал:

- Попку покажи!

Она подняла красное платье, под которым не было ничего, и уверенно покружилась перед камерой...

- Давай дальше, может быть, там что-то поинтереснее есть?

Быстро замелькали кадры. Чертанов останавливал пленку, чтобы рассмотреть лицо очередной девушки, потом вновь давил на пульт.

- Стоп! - крикнул Шевцов. - А теперь перекрути назад, кажется, что-то интересное.

Вновь зашуршала пленка. Ничего особенного. Крупным планом был виден затылок какого-то мужчины. Вот камера слегка поползла вниз, запечатлев его слегка обрюзгшую фигуру. На коленях у него, также спиной, сидела белокурая девушка.

- Шурков! - ахнул Чертанов.

- Он самый.

И вновь перед камерой предстал только крупный затылок Шуркова. Широкие ладони Шуркова легли на плечи девушки, затем прошлись по ее рукам и остановились на осиной талии. Слегка приподняв ее, он как бы надел ее на себя, придвинувшись еще ближе. И девушка, угадав его желание, заелозила на его коленях...

Чертанов выключил видеомагнитофон, посмотрел на часы - через час он должен быть в кабинете у полковника Крылова, и кажется, было о чем докладывать.

(Продолжение следует.)