История этого поэтического жанра в нашем почти тысячелетнем городе началась сравнительно недавно. Впервые образцы творений безымянных авторов на плитах гробовых появились в эпоху классицизма - в ХVII - XIX веках.

Часовой прогулки по старинным аллеям центрального городского кладбища вполне достаточно, чтобы оценить и поэтический уровень эпитафий того времени, и степень любви и уважения наших земляков к усопшим родственникам.

В большом ходу в то время были короткие эпитафии, состоявшие всего из одной-двух строчек: «Спасибо за то, что ты был!», «Ты никогда из сердца не уйдешь. Бессмертна наша скорбь!», «Как дорог был при жизни и любим, таким останешься для нас ты навсегда!», «С любимыми не расстаются, лишь рядом быть перестают!», «Печален мир. В нем нет тебя!»

Многие казанские эпитафии несут также информацию о том, чем занимался при жизни тот или иной человек. «Вся жизнь его была посвящена Отчизне, и светлый ум его науке был отдан!» - начертано, например, на памятнике ученому-медику. Другая надгробная надпись сообщает о том, что в этой могиле покоится «незабвенный сын и друг, подпоручик лейб-гвардии Петроградского полка, павший в бою 4 января 1915 года на 19-м году жизни».

К счастью, на старинном погосте сохранились и другие блестящие образцы казанской эпитафии. Есть среди них и такие, что несут глубокий философский смысл, говоря не только и не столько об усопшем, сколько о самом авторе:

То, что лежит в могиле, - разве ты?

Разлуками печально был отмечен

твой трудный путь. Теперь их нет.

Кресты хранят твой прах.

Теперь ты - мысль, ты - вечен!

Жила казанская эпитафия и в советские времена, когда на смену «господам» пришли «товарищи», а вместо православных крестов и полумесяцев на памятниках заалели пятиконечные звезды. В одной из таких могил покоится прах юной пионерки, умершей от тяжелой болезни в 1933 году. Эпитафия, написанная в духе того времени, насквозь пронизана атеистическим настроением:

Надо мною псалтырь не читайте

И не жгите напрасно свечей.

Только марш похоронный сыграйте

И в могилу заройте скорей!

Впрочем, даже в ту далекую теперь уже эпоху в людях жила вера в Бога и в загробную жизнь. В эпитафии, начертанной на одной из могил от лица того, кто в ней нашел вечный покой, живущие призываются не только опустить прах в родную землю, но и «со слезами на глазах молиться за его грешную душу».

К сожалению, время неумолимо. Новое вытесняет старое и на городских кладбищах, где свежие захоронения все активнее наступают на старинные памятники и надгробия, уничтожая их, а вместе с ними и блестящие образцы этого поэтического жанра. Но эпитафия не умерла. Хотя и не так часто, как в былые времена, но и в наши дни на некоторых современных памятниках нет-нет да и появятся светлые слова, идущие из глубины чьего-то доброго сердца. Начертанные на гранитных и мраморных плитах твердой рукой художника, они переживут века, сохраняя неразрывную связь времен и поколений казанцев.

Владимир МУЗЫЧЕНКО.