Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение.

Девушка улыбнулась:

- Переписали, так что фальшивые ксивы пригодились. Ну, еще кое-что от себя соврали, чтобы достовернее было. Кажется, они нам поверили.

- Кстати, вы разглядели того человека, который застрелил Сафронова?

- Да, - кивнул парень. - Высокий такой... Хотя была уже ночь, но думаю, я бы его узнал.

Сунув руку в карман, Тарантул вытащил несколько фотографий:

- Который из них?

- Вот этот, - указал парень. Выглядел он удивленным.

- Так вы его уже нашли? - подала голос маруха.

Сами того не ведая, они благополучно преодолели еще один тест.

- Этот человек в поле нашего зрения. Ты заглядывал вовнутрь? - как можно нейтральнее спросил Тарантул, показав взглядом на портфель, лежавший на диване, теперь уже выпотрошенный.

Еще несколько часов назад в нем лежали важные документы, переданные Варягу от полусотни десятков депутатов, лоббирующих интересы законных. Петр Иванович Сафронов был посредником в этих делах, а потому его потеря была ощутимой.

- Не буду лукавить, было дело, - несколько смущенно произнес он. - Почему-то портфель не был закрыт на замок, я не удержался. Ведь я же вор! - почти обиделся юноша.

- И что же ты там увидел?

Парень пожал плечами.

- Какие-то бумаги были, папки, но они меня не интересовали. А вот из одного кармашка торчала пачка долларов, - выглядел парень слегка смущенно. - Я не стал все брать, так... отщипнул немного, - и, показав на девушку, сказал, - потом мы разделили. На каждого по шесть тысяч получилось.

Тарантул вытащил из кармана два загранпаспорта:

- Это ваши ксивы. Сейчас вам нужно затаиться, хотя бы месяца на полтора. Деньги у вас есть, езжайте куда-нибудь на Гавайи или в Европу. Понадобитесь, дам знать. Будет кое-какое дельце. Все! - мягко положил он ладонь на стол, давая понять, что разговор закончен.

* * *

Игоря Строева Чертанов знал уже не один год. Прежде они работали в одном отделе, и Строев считался весьма крепким оперативником. Но три года назад его перевели в полицию нравов. И поди тут разбери: не то хотели наказать, не то бросили на прорыв. Совсем другой контингент, совершенно иной стиль работы, часто строившийся на обоюдной симпатии. Со многими из своих подопечных у него даже завязались дружеские отношения.

А поначалу Строева трудно было представить в каком-то другом обличье. Казалось, что он родился опером. Но он так втянулся в свою новую работу, что стал одним из лучших специалистов в своем деле. Чертанов не однажды прибегал к помощи Строева.

Свое дело Строев любил и считал его едва ли не ключевым аспектом во всех криминальных преступлениях. Некоторая доля правды в его словах была: куда ни посмотри, в основе всего лежат взаимоотношения между мужчиной и женщиной, а то, что случается позже, является всего лишь производной.

- Наслышан, наслышан, - широко заулыбался Игорь, показав на свободный стул около стола. - И что же ты думаешь? Маньяк?

Чертанов пожал плечами:

- А хрен его знает... Собственно, я к тебе по этому делу и заглянул, кое-что уточнить нужно.

- Ну вот, - разочарованно протянул Строев, - я думал, что ты ко мне по старой дружбе заскочил, а ты, как выясняется, с делами. Вы в МУРЕ все такие серьезные, просто так ничего не делаете. Ладно, - махнул он рукой, - вас не переделаешь. Что там еще случилось?

- У последнего убитого на Ленинградском проспекте мы нашли пачку фотографий с обнаженными женщинами. Есть предположение, что это сутенер. Ты бы не смог помочь нам в этом деле? Ведь наверняка всех их знаешь.

- Ну, предположим, не всех, - очень веско произнес Строев, - но многих. Они ведь размножаются как тараканы. Фотография его с собой?

- Имеется, - положил Чертанов на стол снимок убитого. - Узнаешь?

Едва взяв фотографию, Строев удовлетворенно хмыкнул:

- А как же! Мугаметов Резван Вахитович. Так сказать, основоположник и один из корифеев сутенерского бизнеса. Сам он из Дагестана, в Москву приехал около десяти лет назад. Сначала промышлял карманными кражами, был в бригаде у Кузи, очень крепко с ним сошелся. Затем повредил руку и воровать уже был не способен.

Чертанов одобрительно кивнул, сказанное много чего проясняло.

- Руку он сломал случайно или ему помогли? - постарался уточнить Чертанов.

- У меня есть сведения, что помогли, - после некоторого колебания отвечал Строев. - Сунули в косяк пальцы и раздробили суставы. Если его в землю еще не зарыли, обрати внимание на то, что правая ладонь у него покалечена, вся в узлах. Но он очень быстро нашел себя в другом ремесле и стал заметным сутенером. Хотя в своем деле больших успехов так и не добился, но работал с очень серьезными клиентами, и его ценили. Однажды мы установили за ним наблюдение, подозревали в торговле наркотиками...

- И что, подтвердилось?

Строев отрицательно покачал головой:

- Ничего такого не было. А может быть, просто очень искусно скрывался, сукин сын, но наблюдение пришлось снять. Так вот что я хотел тебе сказать. В числе его клиентов числились такие люди, что и произносить страшно! - и несколько задумчиво, сбавив тон, продолжил: - Его кончина для многих из них станет большой потерей, он умел держать язык за зубами.

- И как ты думаешь, кто его устранил? - задал главный вопрос Чертанов, чуть затаив дыхание.

- Сложно сказать, - выдержал Строев паузу. - В сутенерстве свои законы. Не исключено, что его убрали и конкуренты. В этом бизнесе не менее жестокие законы, чем в любом другом. Кому-то что-то сказал, и ему припомнили. Или, что вероятнее всего, не поделили проституток, такое тоже бывает.

- А могла это сделать крыша? - предложил Чертанов.

- Исключено, - убежденно отвечал Игорь. - Кто захочет убивать курицу, которая несет золотые яйца? А потом, братва через него решала очень многие вопросы. Он ведь был вхож в серьезные кабинеты и мог за кого-то попросить. И очень часто ему не отказывали. К тому же у него была сильная крыша.

- Ты о Кузе? - осторожно спросил Чертанов.

- О нем... Вряд ли кто захочет с ним ссориться.

- А можешь сказать, почему при нем была целая пачка фотографий?

- Нет ничего проще, - хмыкнул Строев, - скорее всего, он шел к одному из своих клиентов и на выбор хотел предложить ему девушек. Кстати, а этих фотографий у тебя случайно нет?

- Возьми, - вытащил Чертанов из кармана пачку снимков.

Строев бережно взял.

- Ба! Знакомые все лица! - восторженно воскликнул Строев. - Ты вот что, - сложил Строев фотографии, - ты мне эти снимки дай на время.

- Игорь, надолго не могу, пойми меня правильно, - отвечал Чертанов. - Они сейчас в работе, кто знает, может, еще что-нибудь выплывет.

- Что, я не понимаю, что ли! - почти обиделся Строев. - Завтра фотографии будут у тебя, они мне тоже нужны для дела. Отсниму и передам.

- Договорились. Кстати, а вот эту девушку ты, случайно, не знаешь? - вытащил Чертанов снимок, который лежал в бумажнике убитого.

Наморщив лоб, Строев очень долго и внимательно изучал фотографию.

- Честно говоря, не могу припомнить...

- Ладно, разберемся, - вытянул Чертанов из пальцев Строева фотографию. - Спасибо.

* * *

В кабинете было прохладно - размеренно и гулко работал кондиционер. Весьма приятное добавление в июльскую жару.

Майор Чертанов, откинувшись на спинку стула, внимательно следил за реакцией Старостина, стараясь прочитать по его лицу малейшее переживание. Но оно застыло.

Наконец Яков Петрович распрямился и вернул фотографию.

- А знаете, это она! - уверенно произнес он.

- Вы в этом уверены? - старался сохранить спокойствие Чертанов.

(Продолжение следует.)