В то время в Казани было весьма неспокойно. С наступлением сумерек жители опасались выходить из домов - были нередки убийства, а грабежи и разбои считались явлением рядовым и неискоренимым. В многочисленных кабаках, притонах и домах терпимости каждый день происходили буйства и драки, в общении с «девочками» и пьянстве были замечены даже кое-кто из братии во Христе - монахи некоторых казанских монастырей. «Собаки бродили по улицам целыми стаями, кусали людей (списано прямо с нашего времени. - Л.Д.) и заносили в город падаль», - писал профессор Казанского университета Дмитрий Александрович Корсаков.

Артемий Петрович был человеком весьма разносторонним. Он целые дни проводил в пирах и на охоте, мздоимствовал и не брезговал залезать в государственный карман. И в то же время это был очень деятельный администратор, быстро наведший порядок в городе. Потому что мог и, главное, хотел. Специальным указом «Его Превосходительства Господина Губернатора» собак категорически велено было «держать на дворах на цепях». Не выполняющих указ немилосердно штрафовали, а бродивших по улицам собак отлавливали и убивали. Заодно Волынский прикрыл притоны, сомнительные кабаки и дома терпимости по всей Казани и создал в городе полицейские участки, занимавшиеся беглыми, беспаспортными, проститутками и... собаками. «Собачий вопрос» был очень скоро решен, город очищен от всякой человеческой мерзости, и законопослушный обыватель вздохнул спокойно. Чего мы с вами, дорогие горожане, также с опаской бредущие по темным улицам и почти каждодневно подвергающиеся риску быть покусанными стаей бродячих собак, позволить себе никак не можем.

Леонид ДЕВЯТЫХ.