НЕИЗЛЕЧИМАЯ БОЛЕЗНЬ

С детства Наташа мечтала стать врачом. Но что-то не сложилось, и она смогла закончить только медицинское училище. В медуниверситет не поступила да так и осталась работать медсестрой в одной из городских больниц. Тем не менее Наташа была вполне довольна, потому что главная ее мечта - помогать людям - сбывалась.

Наташа старалась много читать, чтобы знать больше, чем обычные медсестры. И действительно, в больнице она стала незаменимым человеком - знания ее были глубоки, а усердия хватало и на обычную тяжелую рутинную работу. К девушке с уважением относился персонал, а пациенты просто обожали - со всеми она была приветлива, ни одного человека не обделяла вниманием.

Однажды в больницу поступил мужчина, попавший в аварию. Когда его перевели из реанимации, Наташа стала за ним ухаживать. У мужчины были тяжелые сложные травмы, он был весь забинтован и не говорил, но глаза его постоянно следили за порхающей по палате худенькой Наташей.

Эти глаза очень нравились девушке. Было в них что-то доброе, ласковое. И надежное. Конечно, раньше некоторые пациенты пытались ухаживать за медсестрой, но их попытки не увенчались успехом. А этот молчаливый взгляд почему-то очень волновал Наташу. И это было сильнее и важнее всех болтливых ухажеров со сломанными руками, которые раньше окружали.

Через какое-то время мужчина начал говорить, и Наташа узнала, что его зовут Вадим, ему тридцать два года и он только недавно закончил ординатуру, что он сам детский врач...

Наташа стала менее внимательной к остальным пациентам. Она была готова часами разговаривать с Вадимом о медицине, учебе - они очень подружились. Иногда Вадим брал за руку, когда она сидела у его кровати, и подолгу не выпускал ее. И тогда Наташа чувствовала, что сердце ее начинает биться сильнее и готово выпрыгнуть из груди, и ей казалось, что еще минута, и она растает от взгляда его теплых серых глаз...

Вадима собирались выписывать. Наташа погрустнела. Она прекрасно понимала, что скорее всего больше они с Вадимом не увидятся и все пойдет как раньше - больные, уход, работа, и это ее ничуть не радовало.

В последний вечер перед выпиской она заглянула к Вадиму. Он читал книгу при тусклом освещении. Соседей по палате выписали, так что свидетелей их разговора не было.

Он отложил книжку в сторону. Внимательно посмотрел на Наташу, которая нарочито серьезно убиралась в палате.

- Наташа, нам надо поговорить.

- О чем? - она нервничала, теребя рукав своего халата.

- Ну, о нас... Мне кажется, что я никогда не встречал такой девушки. Ты самая умная и замечательная, самая красивая, и я хотел бы продолжить с тобой отношения после того, как выпишусь.

Она закусила губу:

- Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Ты же сам медик, и знаешь, что это называется синдромом Флоренс Найтингейл, когда медсестра чувствует что-то к своему пациенту. Это не чувство, а синдром, ты понимаешь? И мне кажется, мы не должны...

Он схватил ее за руку:

- Малыш, ты слишком много думаешь о медицине. А зря. Ты не просто медсестра - ты прежде всего человек. И я знаю, что это за синдром. К моим чувствам к тебе он не имеет никакого отношения, поверь...

- Нет, Вадим, так нельзя... Я не имею на это права. Прости.

Наташа рыдала в сестринской, когда его выписывали. А потом жизнь вошла в привычное русло.

Спустя полгода они случайно столкнулись в городе.

- Я тебя искал. Ждал вечерами, когда закончится смена, наблюдал за тобой.

Наташа вздохнула. За эти полгода ее чувства не остыли, а тоска только усилилась.

Он ласково взял ее за руку:

- Послушай, ведь теперь я не твой пациент, и это не синдром Флоренс Найтингейл, ведь я по тебе скучаю и с каждым днем понимаю, что без тебя мне очень-очень плохо...

Наташа молча кинулась на шею к Вадиму. Ведь не все в этом мире можно понять разумом. И в конце концов любовь нельзя изжить и вылечить - медицине она не подвластна...

Татьяна РЫБКИНА.