Не мне, конечно, вдаваться в полемику с президентом, но насчет спекулянтов я бы все-таки погодил - внутренние цены на хлеб просто не могли не подняться по двум очень простым причинам: при нынешнем не слишком богатом урожае (приближающемся к 70 млн. тонн) и устоявшемся высоком уровне зернового экспорта в стране не мог не сложиться дефицит зернового рынка (пусть и небольшой, но вполне достаточный для скачка хлебных цен к 8 - 10 - 11-рублевой отметке).
Специалисты еще по весне предупреждали - безмерный рост экспорта хлеба для России опасен (хотя, ясное дело, выгоден продавцам - на разнице европейских и внутрироссийских зерновых цен коммерсанты получали 200 - 300-процентную прибыль). Теперь Путин, а вслед за ним и министр сельского хозяйства Алексей Гордеев открыто заговорили о принудительном ограничении экспорта, а также о продаже из госрезерва почти 2 миллионов тонн пшеницы по расценкам на четверть ниже рыночных.
Уважаемому г-ну Гордееву хотелось бы напомнить: обо всем полезном нужно заботиться вовремя. В частности, и тот же экспорт необходимо было если и ограничивать, так по весне, пока еще не были заключены соглашения о поставках на следующий год. Теперь же, коли и впрямь прибегнем к ограничению вывоза зерна, окажемся в нехорошем положении перед иностранными партнерами: кто ж захочет заключать с Россией какие-либо контракты, если страна готова в любой момент их нарушить?
Как бы там ни было, но решение о сбивании цен на хлеб при помощи принудительных зерновых интервенций вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Ну снизятся цены процентов на 10 - 12 (больше - вряд ли, поскольку операторам зернового рынка процентов 10 - 15 навара себе тоже надо оставить). Поступит «дешевое» зерно от операторов к оптовикам мукомольных комбинатов, а оттуда на хлебокомбинаты - все едино: значительного понижения цен не предвидится. Зато провозглашенная Путиным глобальная борьба с коррупцией явно окажется под серьезной угрозой - Минсельхоз будет продавать подешевевшее зерно только хорошо ему известным коммерсантам. Что влечет за собой лишь новое уширение коррупционной составляющей.
Можно поставить вопрос и по-другому: имеет ли государство право влиять на товарную наполняемость рынка за счет явно антирыночных административных по сути мер? Этот вопрос уже прозвучал в ряде отечественных экономических изданий. Ответ не очевиден, но можно предположить, что в общем-то подобные действия Минсельхоза или Минэкономразвития вполне допустимы - для регулирования рынка власти прибегали к товарным интервенциям неоднократно и во многих вполне рыночных странах. Достаточно вспомнить нефтяные «впрыскивания» в американскую экономику во времена «чернозолотого» кризиса начала 70-х или товарные интервенции на автомобильных весях Европы в 50-е годы.
Удивляет другое - а Татарстану-то и Минтимеру Шаймиеву что волноваться по поводу цен на зерно? У нас урожай и так самый высокий по России, а стоит пшеница куда дешевле, чем в большинстве регионов. Проблема для республики, видимо, в другом - подавляющая часть татарстанского хлеба низкого 3-го класса, с повышенной влажностью, так что избежать закупок за пределами РТ все одно не удастся.
К тому же руководство явно опасается: коли не повысить внутренних закупочных цен, дешевая татарстанская пшеница через появившихся у нас иногородних операторов вполне может уплыть за пределы Татарстана.
Так куда же мы все-таки идем: к полноценному зерновому рынку или к возврату регулирования цен и огосударствлению отрасли? Хочется все-таки надеяться на первое.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.