- Валдис, какие рейтинги у новой "угадайки"? Выше ли они, чем у старой?

- Они не могут быть выше. Эфирная позиция программы изменилась - она идет как минимум на два часа раньше. Поэтому тут важны не рейтинговые ожидания. Тут важна доля телевизионного смотрения. Доля у нас 25 - 30, то есть мы собираем до 30 процентов зрителей, включивших в этот момент свой телевизор.

- Почему решили вновь пустить ее в эфир?

- Дело в том, что решение руководства о закрытии программы было слишком поспешным. В течение трех лет, пока программы не было в эфире, мы получали большое количество писем от ностальгирующих зрителей. И тогда было принято решение ее вернуть. У меня же, по ощущениям выхода в павильон, было впечатление, что программа на самом деле не закрывалась. Я просто ушел, занимался своими делами, потом вернулся, а павильон в это время стоял. Изменилась только одна из декораций.

- Но изменились вы сами...

- Стал более спокойным, менее молодежным. Потому что, когда начиналась программа, мне было 28, а сейчас 36. Хотя яркость и цветастость осталась.

- В 1998 году в Книге рекордов Гиннесса появилась запись о том, что число зрителей, пытавшихся угадать мелодию с семи нот, составило сумасшедшую цифру в 132 миллиона человек. У вас есть дома эта книга?

- Я знаю, что мы вошли в Книгу рекордов Гиннесса. Но лично этой записи не видел.

- И вас это не интересует?

- Меня это не интересует. Там не зафиксирован другой рекорд. Мы в первом цикле записали за 40 дней 143 программы подряд. Я не думаю, что и сейчас кто-то в нашей стране и за рубежом смог бы нас переплюнуть.

- И сколько килограммов вы тогда сбросили?

- Это была не столько "диетологическая" реакция организма, сколько умственная. Я был на грани помешательства. На 110-й программе меня переклинило. Ничего более отвратительного, чем ведение программы, для меня в тот момент не существовало.

- О каком еще рекорде вы мечтаете?

- Я не мечтаю о рекордах. Просто есть вещи, которые меня занимают. Допустим, я надеюсь в конце сентября установить рекорд России по воздушной акробатике. Там должны сойтись в формации 150 человек, и я буду среди них. Это очень сложно, потому что предыдущий рекорд -100.

- Ваша соведущая по "Розыгрышу" Татьяна Арно тоже прыгает. Вы не пробовали вместе?

- Нет. Танюша не закончила обучения. Но я своим примером периодически подталкиваю ее к этому.

- Верно ли, что вы панически боитесь высоты?

- Я боюсь высоты и глубины. Поэтому и занимаюсь прыжками, погружениями. Ни за что не выйду на балкон 25-этажного дома, но в раме вертолета себя чувствую спокойно. Свесив ноги, любуюсь землей. Но надо, чтобы машина взлетела достаточно высоко. Если до 1000 метров - я вниз смотреть не могу.

- Что такое "рюмка" и давно ли вы к ней пристрастились?

- Это забавная фигура в воздухе. Вы цепляетесь ногами с партнером по прыжку и ложитесь на спину. Можно вращаться, можно падать стабильно. Кто как хочет.

- Татьяна Арно недавно жаловалась на то, что ее поругивает собственный отец - мол, дочка на экране слишком оголяется...

- Танюше Бог дал очень много обаяния, красоты и сексуальности. Я бы счел неправильным это вуалировать.

- Вы знаете ее настоящую фамилию?

- Да. Я пришел на программу уже после того, как Татьяну утвердили. Руководство канала решило, что сочетание "Пельш и Шешукова" не звучит. Тогда она предложила девичью фамилию своей мамы. Мать у нее наполовину эстонка. А что? Звучит оригинально - прибалты штурмуют "Первый канал"!

- Машину Руслановой переехали танком - это все очень дорого. Есть ли на российском телевидении еще программа, затраты которой выше?

- Затраты "Последнего героя". Дело в том, что у нас нет такой соревновательности - а вот грохнем больше денег! Например, в финале этого цикла мы взорвали всю студию, ее больше не существует. Декорации, которые достаточно дороги, просто уничтожили. И логично - это же формат дорогого шоу. Конечно, мы можем какое-то время держать внимание телеаудитории, разыгрывая недорогим способом звезд. Но если нам нужно что-то сделать, а мы не можем, тогда наша программа упрется в некий потолок, в некую планку, которая не позволит ей развиваться. Да, мы пока еще не взрываем самолеты и не запускаем звезд в космос, потому что это слишком дорогое удовольствие. Но если бюджет программы сопоставим с некими разумными рамками, то руководство канала идет навстречу. Оно прекрасно понимает, что на первой кнопке нельзя делать дешевые шоу. Хотя у нас нет установки, что розыгрыш должен быть обязательно очень дорогим - он должен быть интересным.

- Кто из гостей искренне обиделся на розыгрыш?

- Из показанных никто. Если человеку не понравился он сам, если он обиделся, он не даст разрешения на показ этого сюжета.

- А такие были? Фамилии назовете?

- Зачем? Их было немного. Это личное дело людей. Этот сюжет мы потом делаем с другим героем. Но в любом случае планируем снять розыгрыш так, чтобы в финале все восхитились какими-то чертами их характера. Чтобы зритель выдохнул - какой он молодец!

- Волочкова, говорят, была недовольна, что ее платье испортили перьями...

- Формат программы такой. Если мы наносим ущерб, готовы его тут же восполнить. Например, как Ане Тереховой, которой мы разбили лобовое стекло - без ее разрешения, естественно.

- Подтвердите или опровергните слух о том, что вы подрались с Дибровым. Якобы вас попытался разнять проходивший мимо руководитель "Первого канала" Константин Эрнст, а вы заехали ему кулаком в грудь...

- Вранье! И Константин Эрнст, и Дмитрий Дибров - интеллигентные люди, для которых драка как выяснение отношений невозможна. Мы с Димой просто посмеялись. Он не читал этой статьи - ему рассказали и мне рассказали.

- Представляю, что было бы с тем, кто задел бы двухметрового Эрнста...

- Дело не в росте, а в юркости и серии ударов. Я не исключаю, что и Дмитрий Дибров может совершенно спокойно положить меня в нокаут каким-нибудь неожиданным финтом. Поэтому у нас с ним интерес был исключительно мальчишеский - кто же кого, по версии газеты, все-таки отметелил...

- Лето для телевидения - мертвый сезон. Куда собираетесь с аквалангом на этот раз?

- К сожалению, лето в большинстве своем - мертвый сезон и для дайвинга. Это сезон дождей. В районе экватора, например, Индийского океана, больших зон Тихого океана. Лучшая пора там - с октября по апрель.

- Вы ездите сами или как?

- Как придется. Собирается компания, либо просто берешь снаряжение, покупаешь билет и дуешь совершенно спокойно.

- А отметины от прожорливых рыбок есть?

- Имел возможность получить большую отметину. Это были галапагосские акулы, мы их раздразнили кровью.

Скала Роко-Партина в Тихом океане - хорошее акулье местечко. Там очень крупная шелковая акула, галапагосская и "молотки". Мы сделали два дайва и после этого пошли рыбачить. Взяли несколько тунцов, разделали их, а ошметки привязали к багру и подразнили акул. А у них пищевое бешенство. То есть они в принципе не опасны, если у вас нет кровоточащих ран. Но мы их завели - целый час бесились. Потом подождали минут 40. Думая, что они уже успокоились, пошли на дайв. Меня тут же атаковала самая крупная акула. Еле ноги унес...

Евгений ГЛУХОВЦЕВ,

спец. корр. "Первого канала"
специально для "Казанских ведомостей", г. Москва.