ДУРЕНЬ

У каждого, кто попадает за решетку, своя история и, как правило, свое прозвище. У Сергея была кличка Дурень. «Эй, Дурень!» - окликали его, если надо было разжиться, к примеру, сигаретами. Большинство зэков подбирали окурки, приспособив для этого палки с иглами на конце. Идешь с такой палкой по зоне: ба, окурок! Нагибаться стыдно перед товарищами, а палочку с иглой ткнешь в окурок - и он твой. А при Сергее всегда была пачка сигарет с фильтром. Мало того, он мог любому дать взаймы целый блок, но при условии, что вернешь уже два. Внешность у Дурня была малопривлекательная: светловолосый, сухощавый, сероглазый, невыразительный, застывший взгляд. Говорил он мало. Никто никогда не видел, чтобы Дурень с кем-то выяснял отношения, напивался, дрался или работал в поте лица. Одним словом - Дурень, а не человек. Как же ошибалась зона! Мне с трудом удалось узнать, за что он сидит. Услышанное повергло меня в шок: вот тебе и Дурень!

История эта случилась, когда еще крепко стояла на ногах советская власть. В рабочем поселке, сердцем которого был промтоварный магазин, произошло ограбление. В магазине полновластной хозяйкой была Зинаида Павловна -бой-баба: высокая, дородная, острая на язык, весьма привлекательная для мужчин. Правда, куковала она одна с сыном по причине своего властного характера. Зато на работе у Павловны всегда был полный порядок. Ревизоры приходили и уходили ни с чем, разводя руками: молодец, хозяйка! Через магазин рекой текли дефицитные по тем временам товары: мотоциклы, золото, хрусталь, импортная одежда, обувь. Тогда, чтобы купить это, надо было кланяться работнику торговли, всячески его обхаживать. Поэтому с Павловной знались самые видные люди поселка и любую возникшую у нее проблему решали без проволочек.

И вдруг такое ЧП! Ночью из магазина пропал товар на очень крупную сумму. Прибывшая на место происшествия милиция была весьма озадачена: никаких следов взлома! Самое удивительное, магазин на сигнализации, сигнализация исправна, а товар исчез! Допрашивали продавцов, жителей близлежащих домов, но зацепок не было никаких. Воры словно сквозь стены прошли и вышли. «Но ведь такого быть не может!» - ломал голову участковый Трофимыч. Он, мужик бывалый, опытный, сразу определил, что заведующая магазином Зинаида Павловна здесь ни при чем. Павловна ходила на допросы с оскорбленным видом: посягнули на самое святое, что у нее есть, - ее сказочное царство дефицита. На Трофимыча - мужика мелкого, она с высоты своего гренадерского роста смотрела с досадой: да найди ты скорее этих негодяев, которые мешают порядочным людям работать.

Прошел ни один месяц, прежде чем участковый Трофимыч расписался в собственном бессилии - никаких следов ограбивших магазин найти не удалось.

Через полгода второе ограбление магазина по тому же чудесному сценарию: ни следов, ни улик, сигнализация исправна, а товару пропало опять на много. Тут уж Трофимыч землю начал носом рыть, но, увы, следствие не продвинулось ни на шаг. Тем временем на защиту заведующей горой встала поселковая элита, и Павловна продолжала работать. Только лицом посуровела, а на Трофимыча уже смотрела не с надеждой, а с какой-то растерянностью: она начала бояться очередного ограбления, а они следовали одно за другим.

Шло время, а следствие по ограблению магазина не продвигалось ни на шаг. Но не зря говорят в народе: «Сколько веревочке ни виться, конец будет...»

Как-то летом Трофимыч надумал побаловать себя рыбалкой. Встал ни свет ни заря, заехал за дружком на мотоцикле и попылил по поселку к берегу Волги. Было еще темно, но темнота не помешала участковому разглядеть чью-то фигуру на крыльце магазина. Трофимыч тут же завернул мотоцикл к магазину и узнал в мужчине, закрывавшем замок, сына Зинаиды Павловны Сергея. В руках у него были две большие черные сумки.

- Ты чего здесь, Серега? - начал буравить взглядом сумки участковый.

- Да вот мама послала за продуктами. Гости к нам едут, хочет с утра до работы все приготовить, - совершенно спокойно ответил Сергей, пряча в карман связку ключей и уже подхватывая сумки.

- Эй, ну-ка покажи, что в сумках!

Сергей пожал плечами:

- Да что вы, дядя Коля. Мука там, песок...

- Покажи, покажи!

Парень с невозмутимым лицом, даже с какой-то ленцой приоткрыл сумки, и сердце Трофимыча радостно екнуло. В сумках лежали совсем не продукты...

Участковый мгновенно скрутил Сергея (последнее время он всегда носил с собой наручники), швырнул его в коляску мотоцикла и на всех парах помчался к дому заведующей. Оставив мотоцикл за углом, а Сергея под присмотром своего дружка, Трофимыч громко постучал в окно дома. Не сразу в окне появилась заспанная Павловна.

- Зинаида, открывай, дело есть! - весело крикнул Трофимыч. - Сынок твой где? - едва переступив порог, спросил он.

- Как где? - женщина растерянно смотрела на участкового. - Спит Сережа.

- Покажи!

Прошли в комнату. На кровати Сергея кто-то спал, укрывшись с головой. Трофимыч откинул одеяло: ба, да это же телогрейки уложены в ряд, да так искусно, что маме и в голову не придет, что сына нет дома.

Вот так любовь к рыбалке помогла участковому раскрыть сложнейшее преступление. В самом деле вором оказался сын Зинаиды Павловны, который действовал самостоятельно, никого не посвящая в свои дела. Голова у парня работала, сам придумал, как ограбить магазин. Убедившись, что мать спит, Сергей брал у нее ключи от магазина. Магазинный замок открывал в тот момент, когда вневедомственная охрана ненадолго отключала сигнализацию магазина, потому что рядом с магазином проходила железная дорога и очередной шумный товарняк заставлял срабатывать сигнализацию. Зная это, работники охраны на время прохождения поезда и отключали сигнализацию, чтобы не срываться с места для проверки сигнала. Обычное российское разгильдяйство и лень! Хорошо ориентируясь в магазине, Сергей быстро собирал в сумки самый дорогой товар и ждал, когда в очередной раз отключат сигнализацию, чтобы выйти из магазина. Расписание поездов он изучил хорошо, как и психологию нашего человека. Естественно, что на допросах в милиции работники вневедомственной охраны молчали о том, что нарушали инструкцию. Кому охота лишаться работы? Словом, преступление было продумано до мелочей, и только роковая случайность упекла Сергея за решетку. Кстати, украденное им, так и не нашли. А сумма ущерба по тем временам была немалая - один миллион рублей (в то время автомобиль «Жигули» стоил шесть тысяч рублей). Вот тебе и Дурень - миллионер! Когда мне Сергей рассказывал свою историю, ему было всего двадцать четыре года. Дурень спокойно дожидался окончания своего срока. Мама Сергея, хоть и лишилась работы, простила сына: куда деваться, родная кровь. С ней-то Сергей и собирался жить безбедно после освобождения.

- Работать? А зачем? - как-то проговорился он. - Я уже своих детей и внуков обеспечил до старости лет.

Кстати, кликуха у Сергея потянулась от его фамилии. Дуров он. А кто в этой жизни дурень, это решать вам, прочитавшим эту историю.

В.СОНИНА.