- Тебя когда-нибудь обкладывали поборами под 70 - 80 процентов? - хмуро поинтересовался Фарид, владелец фирмы, у которого я по старому знакомству выполнял потребные для его ЗАО литературные работы. - Две трети - это официальные налоги, да еще минимум 30 процентов приходится отстегивать бесчисленным контролерам: пожарные, санитары, коммунальщики, налоговики слетаются на малый бизнес, словно мухи на мед.

- Ну и что, удается минимизировать фискальные подати? Сколько у тебя выходит на круг для штатного персонала?

- Тебе, так и быть, скажу: от 7 до 10 тысяч. А по компьютеру официальные сотрудники получают 2,5 - 3 тысячи. Наиболее разорительное мыто - ЕСН: 36 процентов от прибыли. Но дело не только в том, что я экономлю большую часть 14-процентных налогов в Пенсионный фонд, - по уровню средней зарплаты проверяющие судят о масштабах бизнеса, скорости товарооборота. Так что за счет «конвертной» системы удается почти легально оптимизировать еще 20 - 30 процентов «государевой дани».

Предпринимателя понять можно - налоговое давление на малый и средний бизнес действительно зашкаливает за все мыслимые пределы. Да и «подснежникам», составляющим до трети персонала, волноваться особо не о чем - пенсионные накопления идут не по «совместиловке», а по основному месту работы. Другое дело штатные сотрудники - получается, их старость хозяин обкрадывает нещадно?

О «прелестях» получения зарплаты по рукописной ведомости довелось поговорить с несколькими наиболее высокооплачиваемыми специалистами. Все были едины во мнении: при нынешней конфискационной системе налогообложения феномен «серых» окладов будет процветать, сколько бы с ним ни воевали налоговики или иные надсмотрщики.

- Смешно слышать звучащие с экрана телевизора призывы добиваться от хозяина заключения официальных трудовых соглашений, а то еще и контролировать босса, платит ли он за меня налоги в ПФ, - резюмировал настроения подпольных белых воротничков главный менеджер фирмы по электронному маркетингу. - Я дорожу своей работой и ссориться с шефом не собираюсь - кто еще мне будет платить такие бабки? Но главное даже не в этом. Как экономист я отлично понимаю: процветание фирмы, а следовательно и мое собственное, напрямую зависит от оптимизации налогового бремени. Я же не заинтересован в том, чтобы доходы АО завтра упали раза в полтора.

На вопрос, не опасается ли он за собственное пенсионное будущее, компьютерный маркетолог только хмыкнул - он давно и исправно вносит взносы в частный фонд.

- Думаю, и для других молодых специалистов компании с зарплатой поменьше, чем у меня, найти в месяц «лишние» 500 рублей для пенсионной страховки труда не составит, - подытожил он. - Главное - прибыльность фирмы, тогда и будущность каждого будет обеспечена на сто процентов.

От прижимистости (или разумного прагматизма?) работодателей, экономящих на «единой социалке», действительно в первую очередь страдает молодежь - те, кому еще нет 37. Для них формирующаяся ныне накопительная часть пенсии пока составляет основную ожидаемую долю будущих выплат по старости. Работникам, кому подкатывает (или уже перевалил) «сороковник», сетовать на «синдром Гобсека» боссов не стоит - после снижения с января будущего года единого соцналога до 26 процентов накопительная часть пенсии для них, представителей самого активного трудового поколения, скорее всего, будет упразднена - в ПФ из-за урезания ЕСН образовалась брешь почти в 300 млрд. целковых. Так что платит за вас хозяин «престарелые» взносы или нет - завтра, по всей видимости, будет неважно.

В Налоговом кодексе введены, правда, льготы по ЕСН: при средней зарплате 300 тыс. рублей в год «социалка» снижается до 10 процентов, при окладах до 600 тысяч - до 2 процентов. Беда только в том, что повышенные зарплаты снижения эти «съедают» напрочь - стимул к повышению денежного довольствия сотрудников у предпринимателей пропадает.

Как ни крути, а «конвертные» системы сохранятся, по всей видимости, еще долго. Выход для большинства один: хотите иметь обеспеченную старость завтра - не скупитесь на ее обеспечение сегодня.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.