В большинстве отраслей предприниматели вздохнут свободнее - отчисления по «социалке» до недавнего времени составляли наиболее тяжелую, несправедливую и разорительную долю «мыта». Финансовое благоденствие однако снизойдет далеко не на всех - бюджет не собирается «за просто так» упускать из государева кармана многомиллиардные отчисления по ЕСН. Их однозначно будут компенсировать. И уже ясно чем и за счет кого.

Прежде всего раскошелиться придется нефтяникам (и Пенсионному фонду, который недосчитается 280 млрд. рублей, но об этом отдельный разговор) через очередное резкое увеличение налога на добычу полезных ископаемых и почти полуторный рост экспортных пошлин. Однако если власти вроде бы уже и нашли дойную корову для компенсации столь непопулярного среди бизнес-сообщества единого социального, сами добытчики черного золота без боя пока сдаваться не собираются. Компенсировать государству почти 200 млрд. рублей в счет его популистских заигрываний с предпринимателями других отраслей представляется крупнейшим нефтяным компаниям России и несправедливым, и просто разорительным.

Большинство отечественных «черно-золотых баронов» давно существуют на весьма скромном уровне минимальной рентабельности. К примеру, прибыльность шестой по величине нефтяной компании России «Татнефти» давно не поднимается выше 24%. И это неудивительно, если посмотреть на то, как бурно растет в последние годы НДПИ. Если в 1999 году с 1 т добытой нефти татарстанские буровики выкладывали государству 30 долларов да еще приплачивали 90 центов пошлин за право на экспорт, то в 2000-м налог на добычу полезных ископаемых увеличился до 42 долларов за тонну, а в минувшем 2003 году подскочил до 66 долларов. При этом экспортные пошлины поднялись соответственно до 3,9 и 8 долларов за тонну. Если учесть, что объемы добычи компании Шафагата Тахаутдинова все последние годы остаются практически неизменными (порядка 27 млн. т нефти в год), нетрудно подсчитать, что в минувшем году только по НДПИ государство поимело с Татнефти почти 1,8 млрд. долларов - сумму, сравнимую с годовым бюджетом Татарстана.

В условиях все усиливающегося давления на углеводородную отрасль повисают в воздухе 40-процентные отчисления «Оргсинтеза» в бюджет Казани, а также будущность так называемых малых нефтяных компаний республики - при увеличившейся почти на треть подати на добычу полезных ископаемых казанская нефтепереработка может сократиться едва ли не на 15 процентов. «Черно-золотым» «малышам» же реально грозит поглощение более мощными конкурентами. Тем более что заняты они в основном разработкой трудноизвлекаемых месторождений с применением высоких, но крайне дорогих технологий.

Аналитики Татнефти (равно как и других нефтяных компаний России) в бессилии разводят руками: при нынешней «прогрессивной» шкале налогообложения у них не остается возможностей не только для внедрения природоохранных методов добычи, но и для увеличения спасительных вроде бы объемов извлечения черного золота. Внутренний рынок России затоварен - в минувшем году потребление нефтепродуктов снизилось со 110 до 95 млн. т. Да и бесконечно увеличивать экспорт (доля которого и без того составляет 75 процентов всего поднятого на поверхность углеводородного сырья) тоже невозможно - сказываются нехватка транспортных возможностей и конкуренция на мировых рынках.

Впрочем, прислушиваться к доводам нефтяников (из которых именно Татнефть и ЮКОС в первую очередь пострадают из-за нового увеличения НДПИ), похоже, никто не собирается. В условиях витающих в воздухе планов еще большего снижения ЕСН (чуть ли не до 15 процентов) извлечь выпадающие доходы, кроме как из вымени пусть и полуголодной, но все же дойной пока коровы России, не представляется мытарям возможным. Следствие - значительное увеличение стоимости бензина и рост цен на большую часть ширпотреба - казанцы реально смогут почувствовать уже к середине лета. А нехватка свободных капиталов у Татнефти вполне способна привести к замораживанию или замедлению строительства второй очереди Нижнекамского НПЗ. Так что «щедрость» российского правительства вполне способна привести к бесконечному ожиданию появления на заправках собственного, татарстанского, бензина.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.