Представляем гостя 

Рамиль Ахметов родом из поселка Актюбинский Азнакаевского района ТАССР. Окончил КГМУ по специальности «Лечебное дело» (1993 г.). Начинал в 1993 году врачом-интерном, акушером-гинекологом роддома №1 в Набережных Челнах, затем работал врачом-онкогинекологом в горбольнице №2. В 1995 году стал в ней замглавврача по поликлинической части. В 1998-м - переезд в Казань и должность врача акушера-гинеколога поликлиники №23. Затем следуют должности замглавврача по лечебной работе горбольницы №5, замначальника отдела здравоохранения Приволжского района, начальника отдела здравоохранения Кировского района, замначальника по информатизации, медтехнике, по делам ГО и ЧС Управления здравоохранения исполкома Казани. В 2007 - 2012 гг. - начальник Управления здравоохранения исполкома Казани. С февраля 2012 года - руководитель Управления здравоохранения по г. Казани Минздрава РТ. Награжден медалью «В память 1000-летия Казани», знаком отличия за заслуги в деле охраны здоровья населения города. Женат, двое детей. Увлекается спортом (лыжи, волейбол).

Парадокс первичного звена



- Рамиль Уелович, оценка медицинской помощи, получаемой населением, полярная. Например, один читатель нашей газеты с восторгом рассказывал о том, как приняли его в нейрохирургическом отделении БСМП, об отличном лечении, питании. Другой же поделился своим неудачным визитом в офис врача общей практики при 11-й городской поликлинике. Он просидел в ожидании своей очереди к участковому врачу три часа, потом выяснилось, что потеряли его анализы. Создается впечатление, что между высокотехнологичной медициной и обычными поликлиниками возникла пропасть. Мы ошибаемся?


- К сожалению, вы абсолютно правы и ситуация с поликлиниками ни для кого не секрет. Три года назад, когда здравоохранению республики в рамках программы модернизации были выделены значительные средства, они были направлены на узкие и самые тревожные места. В Казани и республике это смертность от инфаркта миокарда, инсультов, других сердечно-сосудистых заболеваний, смертность от ДТП и онкологии. Средства пошли на развитие стационарной неврологической помощи, сосудистых центров, травматологической помощи и ядерного центра для лечения и диагностики онкологических заболеваний, профессиональную подготовку специалистов, внедрение медицинских технологий. Построенные и модернизированные по последнему слову медицинских технологий центры максимально подтянуты к европейскому уровню.

Но вот в чем парадокс. Наши больные, получив лечение в подобных условиях, возвращаются в свои участковые поликлиники и видят серьезное несоответствие между стационарной помощью и амбулаторным лечением, далеким от европейских стандартов. Об этом положении знают на всех уровнях - как медицинского руководства, так и руководства республики. Чтобы исправить ситуацию, первый элементарный шаг уже делается - капитальный ремонт лечебных учреждений, оснащение оборудованием. Работает программа по модернизации амбулаторно-поликлинической помощи. В ее рамках в течение 2 - 3 лет все поликлиники будут отремонтированы. Другое дело - серьезный кадровый дефицит. По итогам медицинского совета столичные поликлиники укомплектованы кадрами всего лишь на 72,3%. Из них 30% врачей первичного звена - пенсионеры, которые тоже имеют право на болезнь, отпуск. Сегодня один врач ведет 1,5 участка, вместо 2 тысяч прикрепленного населения принимает 3,5 тысячи человек.

О дефиците и переизбытке кадров



- В чем причина кадрового дефицита? Вроде бы и зарплату прибавили...  


- Да, зарплата повышена. Но за 2 - 3 месяца хорошего врача взять неоткуда. В этом плане должна быть системная планомерная работа, заинтересованность специалистов. Есть два пути решения кадровой проблемы. Радикальный путь - обязательная отработка после окончания учебы в вузе. Противники такого решения, ссылаясь на российское законодательство, выступают против того, чтобы отправлять молодого врача работать в район. Лично я за обязательную отработку, сам начинал карьеру в Набережных Челнах. Кто-то скажет, мне повезло: оказался в родном городе, достаточно крупном. Но вместе со мной работали выпускники медвуза из Казани.

На сегодняшний день морально и психологически молодому специалисту, у которого есть семья, который легок на подъем, не боится работы, дежурств, у которого есть желание набраться клинического и практического опыта, в район уехать гораздо легче. Три года отработки ни на карьере, ни на дальнейшей судьбе выпускника не отразятся. К тому же в районе учиться намного проще. Там молодому специалисту больше доверяют. Хирург, который отработал в районе три года, в дальнейшем уже имеет багаж различных хирургических навыков, отлично проводит операции буквально на всем, потому что он очень быстро учится, вникает, потому что есть широкая практика.

Второй путь - цивилизованно заинтересовать выпускника. Это достойная зарплата и жилье. У нас на сегодняшний день среди студентов-неказанцев очень много желающих остаться в столице. К сожалению, на сегодняшний день программа социальной ипотеки эффективнее работает в других городах республики, а в Казани продвигается очень тяжело. Земель под строительство домов мало, свободных практически нет. На сегодняшний день мы изыскиваем участки на территориях наших больниц. Вы знаете, что на территории РКБ построены три жилых многоэтажных дома. Половина квартир в них отдана сотрудникам РКБ, ДРКБ. Сейчас подготавливаются два земельных участка, которые освободились после переезда наших поликлиник. С разрешения Президента РТ Госжилфонд будет строить на них дома по соципотеке, и, конечно, медицинские работники получат там квартиры. Хочу подчеркнуть, что в первую очередь эти квартиры для врачей и среднего медперсонала первичной сети наших поликлиник, где мы испытываем большой дефицит кадров.

- В какой медицинской отрасли переизбыток кадров?

- В стоматологии. На сегодняшний день это самая высокооплачиваемая медицинская специальность. Если у обычных врачей средняя зарплата 27,793 тысячи рубля, у стоматологов она начинается от 35 тысяч. Более 50% казанцев обращаются в частные поликлиники и лечат зубы за деньги.

- И это несмотря на то, что есть прекрасные бюджетные поликлиники?

- Там довольно сложно получить талон на лечение. Очередь приходится занимать с 6 утра.

- Почему в детских поликлиниках к узким специалистам можно взять талон один раз в неделю?

- Узкие специалисты - проблема номер один для Казани. Мы делаем упор на детей первого года жизни, чтобы они обязательно получили консультацию узких специалистов: невролога, окулиста, ЛОРа, хирурга и других. С учетом этого приоритета детям постарше попасть на прием к таким специалистам бывает затруднительно.

Кто мечтает стать целевиком?



- Кто идет учиться на целевые места в медуниверситет?


- Только специалисты первичной системы. Поэтому когда к нам приходят родители, наши же медработники, и просят целевое место в медицинский университет, я их предупреждаю о том, что после окончания учебы их ребенок обязан будет пойти работать в поликлинику. Половина просителей разворачивается и уходит. Они видят своих детей кардиохирургами, нейрохирургами, стоматологами и так далее.

- А если целевое место будет использовано не по назначению?

- Есть законный вариант - заставить выпускника возместить государству расходы на его обучение либо получить отрицательную характеристику в самом начале карьеры. Правда, подобное если и происходит, то крайне редко. Случай, когда используется место не по назначению, - скандал на уровне республики. Все бюджетные места в медвузах - это будущие кадры в поликлиниках. И они приходят в этом году.

- Сколько лет должен отработать в поликлинике целевик?


- До 5 лет.

Врач допустил  ошибку



- Что вы скажете о двух случаях смерти детей, произошедших недавно в Казани?


- Уже сейчас можно сказать, что смерть 5-летней девочки произошла из-за позднего обращения родителей в больницу. Для нас трагедия, когда умирает хронически болеющий ребенок, который обречен на смерть из-за характера заболевания. Но еще более серьезный резонанс, когда погибают условно здоровые дети.

Такая инфекция молниеносного течения, как менингит, на фоне не очень серьезной простуды может привести к смерти.

Подобные случаи есть, развитые европейские страны тоже не застрахованы от подобных исходов. Их очень тяжело лечить, даже когда ребенка вовремя доставляют в больницу. Если же он находится дома без оказания профессиональной медпомощи более 6 часов, к сожалению, обречен.

Погибшая девочка была здоровым ребенком из благополучной семьи. Занемогла вечером. Родители состояние ребенка по каким-то объективным причинам неправильно оценили. Скорая помощь была вызвана только утром. Ребенок погиб практически в карете скорой помощи на руках у родителей. Сегодня в наших больницах есть современные технологии, оснащение реанимационного оборудования, великолепная дыхательная аппаратура, которая может сопровождать ребенка в тяжелейшем состоянии, все лекарства. И все это используется по максимуму, когда в больницу поступает ребенок с тяжелейшим и опасным заболеванием. Но если упущено драгоценное время, и мы бываем бессильны.

- А второй случай?

Случай с анафилаксией, аллергией на антибиотик, тоже не однозначен. Анафилактический шок (проблема, которой медицина занимается не один десяток лет), увы, не управляем. Такие смерти очень редки, и даже нахождение в стационаре порой не спасает, как в случае с казанской девочкой. Она находилась в палате под присмотром медперсонала. После того как юная пациентка почувствовала себя плохо, она сразу же стала получать интенсивные реанимационные мероприятия. Предварительная экспертная оценка говорит, что ошибок в оказании медпомощи не было. Но, к сожалению, истощенный болезнью детский организм не выдержал анафилактической реакции и ребенок погиб. Сейчас проводится серьезный разбор. Препарат, который сразу же был изъят, проходит экспертизу на предмет фармакологических дефектов.

- Как вы относитесь к врачу, который допустил ошибку?

- К сожалению, резонансные случаи у нас бывают, когда по врачебной ошибке пациенты либо становятся инвалидами, либо погибают. Любая врачебная специальность связана с риском. Хирург может ошибиться, повредить сосуд, органы, от этого никто не застрахован.

Одно дело, когда врач совершил ошибку, которую практически невозможно было избежать. И совсем другое дело, когда врачебная ошибка сделана по неосмотрительности, из-за отсутствия опыта. Сами врачи, как правило, очень переживают из-за этого. Подобные случаи широко и эмоционально обсуждаются как среди врачей, так и среди всех медицинских специалистов. Виновник испытывает невероятную душевную травму, да и административные наказания бывают довольно жесткими, вплоть до того, что врач отстраняется от работы. Добавьте к этому судебные иски. Здесь важно не принимать скоропалительных решений. Во-первых, сейчас есть экспертная комиссия, есть возможность обратиться к экспертам вне региона Татарстана. К примеру, в Самару, Нижний Новгород, где есть великолепные школы, клиники. В любом случае перед нами не стоит задача спрятать дело, выгородить врача. Рано или поздно истории с ошибками всплывают на поверхность, становятся достоянием общественности, и тогда последствия бывают гораздо сложнее.

- Кто защищает врачей и оплачивает судебные иски?


- На сегодняшний день количество исков к лечебным учреждениям и врачам от населения растет довольно быстро. Только по Казани одновременно рассматривается до 3 - 5 исковых заявлений. Начиная от очень серьезных, когда люди после лечения в наших клиниках становятся инвалидами или умирают (не по вине врачей, а по объективным данным тяжести заболевания), заканчивая совсем не объективными.

Количество исков растет, но мы готовы к этому. В Министерстве здравоохранения РТ есть Управление контроля стандартов и качества медицинской деятельности, где работают специалисты высочайшего профиля, которые помогают в судебных разбирательствах принимать правильную позицию. Это позиция не оправдывающихся, она обоснованная, подтвержденная клиническими экспертами, комиссией, и позволяет защитить врача в первую очередь от несправедливых судебных решений. К тому же есть юридическая служба минздрава, которая всегда активно вмешивается в судебные процессы. Третья служба, которую мы будем обязательно развивать, не имеет пока среди врачей популярности. Это Ассоциация медицинских работников РТ. Есть подобная организация на федеральном уровне - Национальная медицинская палата, возглавляемая нашим знаменитым детским хирургом Леонидом Рошалем.

Что ждет поликлиники и скорую?



- Какие детские и взрослые поликлиники будут отремонтированы в этом году?


- Мы готовим два серьезных проекта, направленных на развитие врачебных амбулаторий в отдаленных территориях города Казани. В поселке Левченко будет отремонтировано здание детской поликлиники. Причем с учетом того, что помещение детской поликлиники большое и недостаточно эффективно использовалось, было принято решение (и на сегодняшний день санитарные нормы это позволяют) объединить детский и взрослый филиал поликлиник в одном здании. Вход может быть единым, общий гардероб, при этом, естественно, кабинеты, процедурные и прочее - разные. Аналогичный проект намечается открыть в поселке Аметьево. Половина ремонта там сделана, в этом году планируется завершение и введение в строй двух этих филиалов.

- А что ждет казанскую скорую помощь?

- Еще один серьезный объект первичной сети - подстанция скорой медицинской помощи. При активном росте города на сегодняшний день части Приволжского и Советского районов, находящиеся вдоль проспекта Победы, территориально отдалены от ближайшей подстанции скорой помощи на улице Сафиуллина. От местных жителей есть многочисленные нарекания - бригады скорой помощи приходится ждать подолгу. Поэтому было принято решение о передаче здания бывшей детской молочной кухни на Фучика, 135 подстанции скорой помощи. Выделены средства - 13,5 млн рублей. Дополнительная подстанция скорой помощи будет обслуживать территории Азино-1, Азино-2, поселки, которые рядом расположены, - Вознесение, Вишневка, Константиновка. И что очень важно - Мамадышскую и Челнинскую трассы. На них, увы, происходит большое количество дорожно-транспортных аварий с человеческими жертвами и пострадавшими. Скорая помощь с новой подстанции по прямой дороге за короткий период сможет прибыть на место ДТП.

Недоступная доступная среда



- Сегодня, в особенности после проведения Паралимпийских игр в Сочи, тема номер один - программа «Доступная среда». От наших читателей поступает немало жалоб на то, что в поликлиниках и больницах входные группы узкие, ступени на крылечках разбитые, пандусы есть далеко не везде, особенно в постройках прошлого века. Что в городском здравоохранении делается в этом направлении?


- Программа «Доступная среда» в Казани наращивается. В 2013 году 10 лечебных учреждений, в основном поликлиники, адаптированы по этой программе. На эти работы было затрачено 29 млн рублей, в этом году планируется освоить без малого 49 млн рублей. И в первую очередь делается упор на доступность. Это переобустройство входных групп, крыльцо, строительство нормальных, построенных по всем нормативам пандусов. Хорошее, нескользящее покрытие, широкие входные двери, чтобы свободно проехать в коляске. В приоритете - детские лечебные учреждения. Идеал для нас - это новая поликлиника на Бигичева. Широкое крыльцо с навесом, безопасное в любое время года, хороший удобный пандус, доступ на колясках, есть место для парковки колясок, чтобы родители не переживали за их сохранность.

- Какие трудности есть в освоении этой программы?

- На работы по доступной среде не хотят идти подрядчики. Те, кто сейчас выполняет эти работы, - люди в строительной отрасли не случайные. Большой прибыли на переобустройстве входных групп и прочего нет, рентабельность минимальная, требования высокие. Нередко мы заставляем переделывать, из-за чего подрядчики несут убытки. Поэтому на сегодняшний день подобными работами занимаются крупные организации, которые на нашем рынке не первый год и хорошо себя зарекомендовали.

Республиканские клиники - казанцам


- Значительные нагрузки по оказанию стационарной помощи несут ведущие клиники Казани, такие как РКБ, ДРКБ, МКДЦ и другие. Получается, в городских стационарах все плохо и нет нужного оборудования?

- Все городские лечебные учреждения уже третий год по федеральному закону являются государственными автономными учреждениями и относятся к Министерству здравоохранения РТ. Для системного управления, более эффективного использования республиканских ресурсов это положительный и перспективный шаг. Сегодня РКБ - флагман стационарного лечения не только в Татарстане, но и в России. Не дать казанцам пользоваться таким высокотехнологичным лечением было бы неправильно.

Не все роддома в Казани, увы, такие хорошие, как при городской больнице №7, Красном Кресте, 4-м роддоме. У нас еще есть проблемы в службе родовспоможения - это 4-я городская больница, 2-й роддом, где условия оставляют желать лучшего. Поэтому перинатальный центр в РКБ от 70 до 80% работает на Казань. Такая же ситуация с травматологическим центром в РКБ, нейрохирургией, хирургией и другими отделениями: 70 - 90% пациентов - жители Казани. Это не значит, что мы не занимаемся городскими клиниками. Благодаря программе модернизации из 166 тысяч квадратных метров общей площади столичных стационаров на сегодняшний день в капремонте нуждается чуть более 58 тысяч кв. метров. Общая площадь поликлиник - 120 тысяч кв. метров. 70 тысяч уже отремонтировано. Естественно, затрачены серьезные средства. Возможно, кто-то скажет, что обновленные лечебные учреждения не такие роскошные, как гостиницы и офисы, но более чем в половине из них созданы неплохие условия для приема и лечения населения.

- Напоследок рецепт здоровья от главного врача города?

- Умеренное питание, активное движение, занятия спортом. Для себя я открыл еще рецепт - пить чистую бутилированную воду не менее 1,5 литра в день, и будете здоровы!