Генетическая предрасположенность к обращениям в суды на Западе закреплялась веками. Там судились даже с животными, птицами и насекомыми, требуя предать их анафеме, мукам, смерти, отлучить от покровительства церкви и т.д. Это не средневековые мифы. Сведения о многочисленных таких судебных процессах находятся в их хрониках и в истории права. На этом поприще были даже свои знаменитости, например адвокат Бартелеми Шасансэ, который защищал интересы мышей и сумел затянуть дело на десятилетия.

В России никогда не судились ни с зайцами, ни с тараканами, ни с прочими мошками. У нашего народа нет такого опыта (к счастью). Но в азарте слома советских порядков были упразднены привычные для населения формы защиты своих прав, например обращения в местком.

Без учета народной психологии и традиций основной формой защиты прав и свобод граждан узаконили обращения в суды. В результате получилось, что большая часть обычных граждан вообще лишена возможности отстаивать свои права: обращение в суд претит ей по духу, а привычные формы защиты прав ликвидированы. Кстати, судебные работники не с восторгом воспринимают граждан, которые обращаются в суды. Удивляться здесь нечему - все общество вышло из одной шинели, у всех есть общее в психологии.

Нашему народу исторически присуще обжалование действий больших или маленьких узурпаторов прав - от челобитных князю или царю до заявлений в народный контроль, вопрос о восстановлении которого обсуждается более 10 лет. И то, что против его восстановления единым фронтом выступают бюрократы, чиновники, олигархи и иже с ними, говорит само за себя.

Противники создания нового НК заявляют, что это будет возвратом к советскому типу мышления. Не стремясь опровергнуть эту точку зрения, следует отметить, что одномоментное перевоспитание всего многонационального народа России в духе поголовной любви к судебным процессам по любому поводу есть не что иное, как махровый утопизм.

Еще Вольтер писал, что защита интересов граждан должна осуществляться в формах, традиционных для данной местности. Для России НК олицетворял традиционный способ воздействия на организации и должностных лиц, ущемлявших права граждан. Худо-бедно НК выполнял свои функции. Если не глобальные, то мелкие болячки общества он позволял устранить. А жизнь обычного человека осложняют не проблемы полетов на Марс, а протекшая крыша или сбои в движении транспорта.

Если мы действительно строим демократическое общество, то главное не в том, чтобы по структуре и методам защиты прав и свобод походить, допустим, на Францию или Швецию. Главное, чтобы эти права защищались и каждый гражданин чувствовал себя комфортно в своей стране. Иначе все демократические идеи - пустой звук. И если создание нового народного контроля поможет сделать жизнь определенной части народа более сносной, то его, безусловно, надо воссоздать.