Было выявлено 66 беспризорных и безнадзорных, из них 24 иногородних и из стран СНГ. Задержаны за попрошайничество 19 детей, за употребление спиртных напитков - 19, наркотических веществ - 2. 19 детей помещены в учреждения соцзащиты, 14 - в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, 1 - в больницу и 1 - в интернат. Поставлены на учет в милиции 18 неблагополучных семей и 30 подростков.

С утра милицейский автобус проследовал к обычным местам ночевок и обитания подростков - это улицы Баумана, Университетская, Татарстан, Кирова, Центральный рынок, железнодорожный вокзал.

Первых детей на «рабочих местах» заметили на перекрестке улиц Лево-Булачной и Татарстан, где они лавировали между машинами, выпрашивая у водителей деньги.

Среди задержанных двое местных мальчиков и трое «гостей» Казани из Средней Азии. Свои хмуро молчали, южане заливались слезами. У местного, двенадцатилетнего Ильсура, есть мать и два младших брата Ильнур и Ильнар, которые тоже бродяжничают. Все трое не ходят в школу. Мама посылает их побираться, что на языке протокола называется «вовлечение несовершеннолетних детей в антиобщественную деятельность» и преследуется законом. Скорее всего, ее ждет лишение родительских прав, а детей - приют.

Ильсур - красивый мальчик, вид у него не истощенный и одет не в лохмотья. Но на чумазом детском лице - глаза взрослого усталого человека.

Каждый третий из задержанных родом из стран СНГ. Большинство из них - среднеазиатские цыгане люля. Горожанам хорошо знакомы смуглолицые мадонны на тротуарах и их дети, тянущие ладошки к прохожим. Лет с десяти потомки древних ариев промышляют уже самостоятельно.

Раушан, Сухроб и Лейла попрошайничали на Центральном рынке. В автобусе они присоединились к своим соплеменникам, выглядели уверенными и не грустили. Десятилетние люля прилично говорят по-русски, но читать и писать не умеют даже на своем родном языке.

- Сколько же ты собрала? - спрашиваю у Лейлы.

Девочка простодушно открывает потную ладошку с мелочью и начинает считать:

- Як, ду, се, чор... - звучит счет на фарси, языке великого Авиценны.

В Советских Узбекистане и Таджикистане люля занимались изготовлением национальных ювелирных украшений. Вместе с СССР рухнул и их эксклюзивный бизнес. Но древний этнос не сдался: племя хлынуло в северные города России и занялось попрошайничеством. Новый бизнес организован. За детьми и женщинами присматривают мужчины. И когда задержанных помещают в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, за ними очень скоро приходят родители. Если документы в порядке, детей отпускают. Вот почему милицейский рейд с задержанием для них просто небольшое приключение. Родной дом их в Узбекистане. Пятнадцатилетняя Замира считает, что там лучше, а Раушан доволен жизнью в Казани - городе, на улицах которого он вырос.

Детей из других городов России возвращают домой. Для их временного содержания до розыска родных городу необходимы транзитные приюты, отсутствие которых сильно усложняет работу милиции. Тех детей, чье возвращение в родной дом по разным причинам невозможно, определяют в приюты. Там они могут находиться до шести месяцев.

В Казани три детских приюта всего на 120 мест. Миллионному городу их катастрофически не хватает. Вот и вынуждены инспектора после проведения воспитательной беседы снова отпускать часть задержанных детей на улицу.

Результаты рейда несопоставимы с действительным количеством побирающихся, но и из 66 задержанных временно устроен только 21 ребенок. Остальные вернулись на улицу.

Роза КОСТРУЛИНА.