- Ну вот... - тихо вздохнула Катерина, стоя у входной двери (она только что проводила детей в школу). - Опять стирка, уборка...

Детей было двое: тринадцатилетняя дочка Юля и девятилетний атаман Юрик. Так что работы по дому хватало. А впрочем, другой у нее и не было - после сокращения на сороковом заводе Катерина стала просто домохозяйкой: глаза потускнели, от беспрерывной стирки огрубела кожа на руках и перестали расти ногти, когда-то черные как смоль волосы теперь «украшала» редкая седина.

- Нет, не пойду, - разговаривая сама с собой во время мытья посуды, решила Катя. - Все будут хвастаться: мол, я - бизнесмен, я - жена директора фирмы... А что я? И надеть нечего, и накраситься надо... Да еще это...

Катя с грустью посмотрела в зеркало: на шее фиолетовое пятно - последствие недавней ссоры с мужем.

Раздавшийся звонок в дверь испугал ее настолько, что подаренная свекровью на свадебный юбилей тарелка, выскользнув из мокрых рук, вдребезги разбилась о деревянный пол. Катя нехотя побрела открывать дверь: вернулся с работы муж, снова пьяный.

Как и предчувствовала Катерина, разбитая тарелка стала поводом для скандала:

- Ты, ..., это ж мамин подарок...

Когда разъяренный муж, сказав, что договорит с ней потом, вышел покурить во двор, Катя взяла любимую фотографию своего класса: «Какие беззаботные, замечательные годы!» Она с улыбкой вспомнила их классного руководителя - строгую учительницу по химии Зульфию Рашитовну, с которой, бывало, конфликтовала; своих многочисленных поклонников - Катя была самой красивой девочкой в классе; походы в кино и на танцы. «А это Стасик... Анька из «Б» класса говорила, что он уехал во Владивосток». Улыбающиеся лица школьных друзей, промелькнувшие в памяти счастливые минуты, проведенные со Стасом, заставили ее заплакать. Как давно это было, как чисто и нежно было их первое чувство!

- Нет, все-таки пойду! Пойду обязательно! - решила Катя и, надев голубое платье, в котором еще выходила замуж, и взяв 10 рублей на проезд, выбежала на улицу.

К счастью, пьяного мужа во дворе не было.

От шампанского, музыки, смеха кружилась голова, волны радости от встречи с детством захлестнули ее. Она чувствовала себя словно Золушка на балу, забывшая о времени. Ей так не хотелось думать о реальности...

- Вот и наша красотка! Ищу ее по всему кафе, а она тут с подружками воркует. Очень хорошо выглядишь, Кать. Ничуть не изменилась.

Она недоумевающе посмотрела на красивого сероглазого мужчину в элегантном черном костюме.

- Катеринка! Что, не узнаешь?

- У-узнаю...- пролепетала Катя: так называл ее только один человек - Стас...

- Ну что же ты так удивилась? - засмеялся он. - Пойдем танцевать!

Он нежно обнял ее, и их закружил танец.

Они провели вместе весь вечер, танцуя и со смехом вспоминая свое школьное детство. И обоим было ясно, что их первая любовь жива. И сейчас она с новой силой вспыхнула и обожгла душу... Но «часы пробили двенадцать», и бал закончился.

Катя ждала звонка Стаса: неделю, месяц... Он позвонил почти через два - жена не дала ему развод сразу, не желая расставаться с роскошной жизнью (Стас был директором строительной фирмы). А она от мужа ушла быстро и решительно:

- Детей я забираю с собой...

* * *

...Был поздний июльский вечер. Задумчиво-спящее небо освещало тихий сад ярко пылающими звездами, словно рассыпанными неосторожной рукой. Они, обнявшись, сидели на веранде.

- Я и подумать не могла, что такое может случиться... - шепотом, как будто боясь спугнуть вечернюю тишину, заговорила Катя. - Все как в сказочном фильме. И это со мной... А знаешь, Стасик, я беременна...

Он тихо улыбнулся. Это будет их третий ребенок.

Екатерина КОСТИНА.