Дело было в жаркий полдень в сквере около ЦУМа, где промышляла группа цыганок, «бомбившая» одуревших от жары прохожих. За виртуозной «работой» одной из вымогательниц я наблюдала из находящегося рядом летнего кафе.

Все началось с того, что ярко одетая цыганка с грудным ребенком на руках подошла к проходившей мимо девушке и, протягивая ей трясущимися руками ребенка, жалобно сказала:

- Слушай, красавица, ты, я вижу, очень добрая. Дай сколько хочешь денег на молоко ребенку. Сколько можешь, сколько хочешь. Много не надо...

Растерявшаяся девушка дала ей какую-то мелочь. Взглядом опытного психолога цыганка определила, что ее «клиентка» разговорчива и открыта для контакта, после чего начала вторую и, как я поняла, основную фазу операции. Незаметно переместившись, она перегородила путь к отступлению - пешеходную дорожку.

- Вот спасибо, родная! Вижу, ты человек веселый, но сердце у тебя неспокойно.

Тыча загорелым пальцем в ее раскрытую ладонь, ворожея «отгадала», что три дня назад или около того девушка поссорилась с кем-то и теперь очень переживает. Говорила цыганка тихо и многозначительно.

- Три дня назад была у тебя ссора, да, милая? Неприятность... Ты переживала, ведь так?

Девушка невольно задумалась и неуверенно кивнула. Только этого и ждала цыганка.

- Ты моему ребенку денег дала, а я тебе помогу. Дай немножко мелочи, это для тебя только. Возьми деньги в руку, сожми крепко и загадай, чего ты больше всего хочешь.

Девушка с улыбкой выполнила ее просьбу.

- Желание твое сбудется так скоро, что ты даже сама удивишься. А теперь вытащи любую бумажную деньгу.

- У меня только десятка осталась, на автобус, - заподозрив неладное, нервно сказала девушка.

- Не беспокойся, милая, я эти деньги не возьму, это только для твоего счастья. Ты уже дала мне деньги - за это тебя ждет счастье, а я тебе еще помочь хочу.

Тем не менее купюра вместе с мелочью плавно перекочевала в руки цыганки. Она старательно завернула мелочь в бумажную деньгу, с таинственным видом подула на нее и, пробубнив что-то, объявила, что деньги «чистые» и теперь они будут множиться с каждым днем.

- А теперь открой кошелек. Открой-открой, не бойся. Нужно и его почистить от сглаза.

Девушка было воспротивилась, но цыганка уже уверенно взяла дело в свои руки: подула в кошелек и прошептала что-то в каждый его кармашек. Ясно, что в ходе «обработки» в кошельке обнаружились и другие купюры, требующие немедленного «очищения».

Видя, что девушка раздумывает, на помощь товарке поспешила другая цыганка. И они быстренько убедили сомневающуюся «клиентку», что с ее деньгами «ничего плохого не случится».

- Ай-яй-яй, что же ты, милая, прячешь? Зачем? Люди нам и пятьсот, и тысячу рублей отдавали. Потом у них еще больше денег стало!

Одуревшая от их натиска девушка подала цыганкам сто рублей. И в эту купюру, как и в предыдущую, одна из цыганок завернула уже «очищенные» деньги. В этот момент ее подруга отвлекла на секунду жертву, и - о, чудо! - деньги... исчезли. Первая цыганка, подув в грязный кулак и прошептав какую-то абракадабру, с видом фокусника продемонстрировала, что у нее в руке ничего нет.

Но девушке этот «фокус» почему-то не понравился, и она стала возмущаться. Но это ничуть не смутило цыганку.

- Зря ты расстраиваешься, красавица. Ту десятку ты дала ребенку на молоко. Ну а эту сотню мне придется взять за гадание. Пойми, это же «грязные» деньги и они от тебя должны уйти!

Лейсан ШАКИРОВА.