- Эту тему я обнаружила совершенно случайно, - рассказывает Лариса Усманова. - Пока жила в Токио, часто интересовалась вопросом эмиграции татар в Японию, которая началась еще задолго до 1917 года, когда строилась КВЖД - Китайская восточная железная дорога. В то время в Японию эмигрировало много евреев, поляков и татар. Люди перевозили сюда свои семьи, открывали бизнес, осваивались. После того как железная дорога была продана Маньчжурии, часть эмигрантов была вынуждена вернуться в Советский Союз. Затем была японская оккупация. Основная масса эмигрантов осталась без паспортов, у них не было гражданства. Как они там выживали, непонятно. Когда война закончилась и Япония была разбита, многих эмигрантов привезли в Россию. Если говорить о татарских диаспорах, то их было много в Сеуле, Шанхае. Везде они строили мечети. Например, в Харбине была мечеть казанских татар, в Сеуле была комната для молитвы, казанские татары построили в Токио соборную мечеть в 1938 году. До сих пор на токийской соборной мечети висит табличка, что благодаря казанским татарам эмигрантами была основана мусульманская община. Все это я знала, но мне не хватало источников. Не так давно в архиве Института Северо-Восточной Азии случайно обнаружились материалы, связанные с татарской диаспорой. Это газета "Милли байрак" ("Национальное знамя"), которая издавалась в Токио с 1935 по 1945 годы. Архив собирал профессор Широ Хаттори, после смерти которого семья передала материалы в институт.

Газета писала не только о политических пристрастиях тех или иных деятелей, но и о жизни диаспоры. Редактором был Дэулет Кильди, в этой же газете работала его жена. Мне предстоит встретиться с профессором Надиром Дэулет, его сыном Кильди, который сейчас живет в Турции.

- Есть ли какие-то интересные находки в Казани?

- Очень много. Я работала с архивами ФСБ, и многое тайное открылось для меня. Например, очень любопытен архив Гаяза Исхаки, переданный Турцией. Потом материалы шанхайской полиции, в которых все данные на эмигрантов.

- Что для вас самое важное в изучении татарской диаспоры в Японии?

- Важно понять ее роль и значение. Ведь нынешняя американская, австралийская и другие татарские диаспоры являются "потомками" той японской, существовавшей до 1917 года. Передо мной стоят вопросы: каково влияние диаспоры на гражданское общество, государство, этнические отношения? способна ли татарская нация сохранить себя? С точки зрения международной политики общество становится дисперстным, приобретает диаспоральность. Нельзя сказать, что Германия только для немцев, Англия - для англичан, Франция - для французов. В рамках проблемы глобализации нужно изучать, куда идет мир, как в нем отстаивать свои национальные интересы.

- Каков ваш прогноз относительно татарской нации?

- Сегодня татары всего мира общаются через Интернет. Они прекрасно знают, кто чем живет. Все они поддерживают татарский язык. Переписываются исключительно на родном языке, учатся в национальных школах.

- Когда можно будет ознакомиться с материалами вашей диссертации?

- Защита следующей осенью. Планирую издать работу в США на английском языке. Думаю, она будет интересна не только татарам.

Беседовала Алсу МУБАРАКШИНА.