Все последние годы наши публицисты разной направленности терзаются одним и тем же вопросом: почему мы живем так плохо? Почему на много лет отстаем по уровню жизни не только от Португалии, но и от Словакии, и от Болгарии, и даже от Литвы? Вопрос, наверное, существенный. Но для того чтобы честно разобраться в крайне болезненной проблеме, мне кажется, для начала нужно ответить на другой вопрос, противоположный и не менее актуальный: почему мы живем так хорошо?

Почему на годы ушли вперед от остальных стран бывшего СССР, кроме трех прибалтийских (о них разговор особый)? Почему сотни тысяч граждан Украины, Беларуси, Молдовы, Грузии, Азербайджана, Армении, Таджикистана, чтобы прокормить свои семьи, правдами и неправдами стремятся в Россию, а вот в обратном направлении движение нулевое?

В девяносто первом, в момент развала общей страны, подобного казуса ничто не предвещало - иначе все республики не разбежались бы с таким восторгом в разные стороны. Конечно, главная ответственность за развал Союза лежит на коммунистических бонзах: первым секретарям республиканских компартий уж очень хотелось именоваться президентами, принимать рапорт почетного караула и давать в собственном дворце обед в честь высоких гостей. Но будем справедливы: на всех референдумах огромное большинство наших бывших сограждан тоже высказалось за отделение от России - им казалось, что, освободившись от диктата Кремля, они по уровню жизни быстро обгонят неповоротливого «старшего брата». Ожидай они иного экономического результата, итог всенародных опросов, вероятно, оказался бы другим.

На старте все осколки империи были в примерно равных условиях. Почему же именно Россия добилась наибольших успехов? Приходится слышать, что вся причина в наших богатейших недрах. Но так ли это? Казахстан дарами природы не бедней, как и Туркмения с ее нефтью и газом, и Азербайджан с той же нефтью, и Грузия со своими субтропиками, и Украина с развитой промышленностью, богатейшими черноземами, мощными портами, огромной курортной зоной, и Молдова с ее садами и виноградниками, и Узбекистан с его хлопком, газом, золотом. Не говоря уж о том, что именно на России повис громадный государственный долг Советского Союза - полтораста с лишним миллиардов долларов.

Может, мы просто инициативней и трудолюбивей бывших собратьев по державе?

Да нет, вряд ли - все мы из того же совка. И вряд ли любим работу больше, чем украинцы, молдаване и таджики - иначе наши прорабы не нуждались бы в их услугах на бесчисленных казенных и частных стройках. И вряд ли инициативней - иначе жители солнечных республик не стояли бы за прилавками чуть ли не всех российских рынков. И ложью будет утверждать, что полулегальные гости вероломно захватывают наши рабочие места: много ли россиян согласится по четырнадцать часов маяться у лотков с овощами и фруктами или от темна до темна в жару и дождь сидеть на ящике у дороги возле груды арбузов, ночуя тут же поблизости в крохотном грязном шалаше?

Может, мы добросовестней и честней? Увы, и этот ответ не пройдет. В стране, где подавляющее большинство чиновников «берет», а подавляющее большинство казенных работников «тащит», на высокую нравственность лучше не ссылаться. За семьдесят лет диктатуры мы отучились качественно работать, зато приобрели в массовых масштабах иные навыки: нигде в мире, ни в одном языке не найдется столько красочных синонимов к слову «украсть» - от спортивного «приделать ноги» до высокоидейного «скоммуниздить».

Почему же все-таки Россия живет лучше прочих стран бывшего СССР?

Ответ я нахожу единственный: потому что в постсоветскую эпоху российская власть оказалась дальновидней и, простите за выражение, патриотичней, чем начальство в большинстве прочих стран СНГ. Россия начала рыночные реформы сразу после краха диктатуры, а соседи задержались, иногда надолго - и отыграть эту фору пока никому из них не удалось.

(Продолжение следует.)