Влюбилась в него сразу как только увидела. Но было уже поздно - я выходила замуж. Мой будущий муж Дмитрий Михайлович Самойлов представил:

- Аленушка, познакомься, это мой первый зам - Андрюша Никулин, мозг нашей корпорации. Человек, которому я доверяю как самому себе.

Ох как горько я тогда пожалела, что согласилась выйти замуж за Самойлова! В один миг позабыла о том, как мучилась после смерти мужа: денег не было, работы тоже. Отец лежал при смерти... А тут - Самойлов! Богатый, респектабельный, утонченно-вежливый... И как было не согласиться? И вдруг - Андрюша Никулин! На моей собственной свадьбе! Красивый мужчина лет двадцати семи, холостой, но главное, какие у него глаза! Как только увидела их, поняла - пропала! Потому что смотрели они на меня... с любовью. Оказалось, что Андрей к тому же вполне порядочный мужчина. Через месяц после свадьбы он мне сказал: «Да, ты мне нравишься, но жена босса для меня табу!» Целый год я думала о нем. Он казался мне идеальным на фоне алкоголика мужа, который оправдывал свое пристрастие к спиртному нервными стрессами. А Андрей даже не смотрел в мою сторону. А потом Самойлов допился до «зеленых чертей», и я вынуждена была вызвать «скорую». Нам предложили госпитализацию. Руководство компанией необходимо было временно передать другому человеку. Андрей был главным кандидатом, но Самойлов, находясь в клинике, решил, что доверять руководство самому умному и опытному сотруднику опасно, и назначил исполняющим обязанности своего двоюродного брата, довольно-таки тупого, но достаточно исполнительного. Вскоре у исполняющего обязанности возник серьезный конфликт с первым замом. И Андрей был вынужден уйти из фирмы. Он организовал свою фирму по оптовым поставкам и составил серьезную конкуренцию компании моего благоверного.

Встречались мы раз в неделю. И какое счастье было в этих встречах! Я решила, что разведусь с Дмитрием. Но тут случилось непредвиденное. Андрей заключил контракт с одной фирмой, тесно сотрудничавшей с Самойловым, на крупную оптовую поставку на очень выгодных условиях. Он вложил в эту сделку весь свой капитал. Но склад, куда поставил товар, сгорел в ту же ночь. Самойлов предложил по старой дружбе погасить долги Андрея и сделался его единственным кредитором. Сначала Дмитрий не торопил своего бывшего зама, мол, друзья ведь - сочтемся, а впоследствии включил ему «счетчик». Андрей должен был выплатить семьдесят пять тысяч долларов, но таких денег у него не было. Я догадывалась, что склад сожгли люди Самойлова, который не смог примириться с тем, что его бывший зам стал преуспевающим бизнесменом да еще и его главным конкурентом. Самойлов требовал деньги, угрожал самыми страшными карами. Андрей нервничал, не знал что делать.

Наши встречи мы перенесли на дачу Андрея - я придумала поездки по выходным дням к родителям в Зеленодольск.

Оранжевое пламя лениво колыхалось над березовыми дровами за чугунной решеткой камина. На столе в ажурном подсвечнике горели три свечи. Я на пушистом пледе у камина с бокалом белого вина в руке, рядом Андрей. Он грустно смотрел на меня.

- Ты удивительно красивая, - тихо сказал он. - Я бы отдал все за то, чтобы ты всегда была рядом. Но, похоже, у меня ничего нет. Да и сам я на «счетчике»...

- Ты же умница, Андрейка, должен что-нибудь придумать. Пожалуйста, я прошу тебя.

И невольно подумала о будущем ребенке, о котором он даже не подозревал: не хотела ему пока говорить.

В эту минуту зазвонил телефон. Андрей посмотрел на определитель и взглядом указал на трубку параллельного телефона. Я подняла ее. Звонил мой супруг.

- Отдыхаешь, бизнесмен? - услышала я в трубке скрипучий голос. - Свежим воздухом дышишь? А кругом, небось, девочки по вызову?

Старый пошляк! Вот эти самые девочки были сейчас в нашей элитной квартире в центре. Их развеселые голоса и пьяные визги злыми осами впивались мне в ухо. Похоже, они сражались за место рядом с Самойловым во время его телефонного разговора.

- О чем вы, Дмитрий Михайлович, - грустно сказал Андрей. - Какие девочки, если голова идет кругом от проблем. Сами знаете.

- Знаю, знаю, - довольно заскрипел муж - неделя тебе осталась. Я тебя, понимаешь, уважаю, но деньги счет любят. Опять же проценты накручиваются. Ты бы думал побыстрее.

- Думаю, Дмитрий Михайлович, думаю, - вздохнул Андрей. - У вас, я слышу, веселая компания собралась. Подруги Аленкины на огонек заглянули?

Молодец Андрюша, так ему!

- Не подруги, но тоже ничего! Аленка в Зеленодольск укатила к матери. Решила старушку проведать. Ну, думай, думай, а то отдал бы мне свою дачку за долги, я давно на нее глаз положил.

- Дмитрий Михайлович, ведь квартиры у меня нет, вы же знаете, что я на даче живу... Что же мне, бомжом оставаться?

- Лучше бомжом, чем в сточной канаве. Ну ладно, всего тебе!

Я так разозлилась, что чуть не разбила телефонный аппарат.

Андрей сидел на полу, обхватив голову руками.

- Не волнуйся, любимый, я все устрою, только верь мне! Продай дачу Самойлову!

- Ты уверена?

- Верь мне, - и я набрала телефон частного сыскного агентства. - В моей квартире сейчас мой муж устраивает оргии. Плачу по 100 долларов за каждую фотографию.

Оставив детективам свой сотовый номер и координаты, я стала ждать.

Вернувшись домой, сообщила мужу, что жду ребенка. Ему даже в голову не пришло, что мы не были близки уже три месяца. «Лапуля, это надо отметить! Что ты хочешь?» Я делала вид, что задумалась, а сама глядела на часы. Минутой позже раздался телефонный звонок Андрея. Притворившись, что все поняла из разговора, я попросила: «Подари мне эту дачку. Вокруг лес, воздух, мне с малышом будет там хорошо, да и тебе мы мешать не будем, ты ведь такой занятой». Через час Самойлов уехал, захватив мой паспорт и доверенность на проведение операции купли-продажи. А я тем временем стала просматривать фотографии субботнего вечера, переданные мне сотрудниками детективного агентства.

Вечером супруг явился сияющий как тульский самовар. Заорал прямо с порога:

- Лапуля! Получай подарочек! Ты стала обладательницей чудесной загородной дачки со всеми удобствами и телефоном. Только подумай! Два этажа, сауна, камин, река рядом! Скажи, а на время беременности ты туда переехать не хочешь?

Я молча забрала документы на дачу и достала из сумки фотографии.

- Негодяй! Подлец! Старый гнусный развратник! - закричала я, и это уже не было игрой, потому было правдой.

- Откуда? - растерянно бормотал Самойлов, перебирая фотки. Глаза его стали красными от злости. - Кто сотворил эту пакость? Убью!

- Не убьешь! - спокойно ответила я. Страх мой совсем пропал. Я поняла, что он ничего мне не сделает - слишком дорожит своей репутацией.

- Я развожусь с тобой, Самойлов! Квартиру оставляю тебе, а жить буду на даче, которую ты мне только что подарил. По-моему, это справедливо! И запомни, если ты станешь мне мешать в дальнейшем, или с разводом будут какие-нибудь осложнения, эти снимки напечатают в желтой прессе. Негативы хранятся не у меня, а в надежном месте, так что если и со мной что-то случится, ну, ты понял...

- И все из-за чепухи? - проскрипел Самойлов, держа в руках фотографии...

Он растерянно наблюдал, как я собираю вещи. В машине меня ждал Андрей. И мы поехали с моим любимым на дачу. Нашу дачу.

Анна ЮРОВА.