Семья Хусаиновых жила, как все. Ильдар работал мастером на стройке, Гузалия - бухгалтером на одном из казанских комбинатов. Трудились за небольшую зарплату день и ночь, чтобы поставить на ноги двоих детей. Отношения между супругами были ровные, они почти не конфликтовали и всегда находили общий язык.

Наступили девяностые годы. Время, когда все жили в одинаковых квартирах, обставленных стандартной мебелью, носили малопривлекательную одежду и ели одни и те же продукты, безвозвратно уходило. В воздухе стоял запах больших и быстрых денег. Начав торговать с уличного лотка, можно было за короткое время при благоприятном стечении обстоятельств стать владельцем сети магазинов. Вот в это время Гузалие и предложили подрабатывать бухгалтером в одном ЧП. Вскоре она уволилась из бухгалтерии комбината, потому что в ЧП стала зарабатывать в несколько раз больше. Обзавелась дорогой шубой, бриллиантовыми украшениями, стала завсегдатаем косметических салонов. На работу и с работы ездила на служебном автомобиле. В доме появилась импортная техника, новая мебель. Руководитель ЧП был так доволен работой нового бухгалтера, что премировал ее путевкой в Турцию. Из-за границы после двухнедельного отпуска в Анталье Гузалия вернулась другим человеком. Объектом ее критики все чаще и чаще становился муж.

- Эх ты, недотепа! - распекала она Ильдара. - Не можешь, как все мужики, зарабатывать. Сорок лет, а все на трамвае ездишь. Когда машину купим, коттедж построим? Сколько можно до дачи электричкой добираться? Да и не нужна нам дача - на рынке все купим. Хорошо бы каждый год за границу ездить. Я хочу отдыхать на море, а не на грядках!

И так из-за дня в день. Ильдар все терпел молча. Он продолжал ездить на работу на трамвае и заботиться о садовом участке. Жена все чаще отказывалась от поездок на дачу, ссылаясь на занятость, либо приезжала туда с сослуживцами, которым гостеприимный Ильдар безропотно топил баню, делал шашлыки. Пьяная шумная компания как правило гуляла до утра. Проснувшись чуть ли не в полдень, гости садились за стол, который накрывал Ильдар, пока спала жена, и начинали хором нахваливать мужа хозяйки:

- Золотой у тебя мужик, Гулька!

Гузалия только скептически морщилась и в парилке жаловалась новым подругам:

- Ну что за мужик мне попался, бабоньки! Так и копался бы все время на даче в навозе. Эх, начать бы жизнь сначала, я знала бы, на кого глаз положить!

Большие деньги вскружили голову Гузалие. Она перестала считаться с мужем даже в мелочах, властолюбивые нотки все чаще стали звучать в ее голосе. Все реже домашние видели ее дома - вечеринки чередовались с презентациями.

А Ильдар все свободное от работы время проводил с детьми. Мягкий, деликатный, он не конфликтовал с женой, а уступал ей во всем. К тому времени уже стал начальником СМУ. Тоже стал получать прилично и тратил это на скромные нужды семьи. Зато Гузалия была полна решимости купить и новую просторную квартиру, и роскошную иномарку. И, наверное, так бы и сделала. Если бы...

... «Скорая» увезла ее в реанимацию прямо с работы: инсульт! Потянулись долгие месяцы лечения. Вначале сослуживцы дружно навещали свою коллегу. Когда ее выписали из больницы, носили бумаги домой. Но тут у Гузалии случился второй инсульт - и она стала полным инвалидом. Руководитель ЧП вынужден был взять на работу другого бухгалтера.

Ильдар с приговором врачей не смирился. И неистово начал борьбу с ее недугом. Благодаря заботам мужа Гузалия начала ходить по дому. На лечение, лекарства ушли все их накопления.

Целыми днями сидела Гузалия одна дома, с тоской глядя в окно. Дети обзавелись своими семьями и ушли из дома. ЧП распалось, сотрудники разбежались кто куда. И только муж всегда был рядом.

- Зачем я еще жива? - нередко спрашивает она себя, всматриваясь в зеркало. Обвисший халат, потухшие глаза, бледное лицо - вот что в зеркале. Но совсем другой видит ее Ильдар:

- Ты где, моя хорошая? - звонит он несколько раз на дню.

Врывается в квартиру, сам одевает жену, везет в парикмахерскую и, с любовью глядя на нее, восторгается ее прической. Или усаживает в кресло-качалку на даче, чтобы она могла подышать свежим воздухом и полюбоваться распустившимися алыми розами: «Они расцвели для тебя!»

«Какое счастье, что у меня есть Ильдар!» - думает она, глядя на хлопочущего неподалеку мужа.

Берет свой сотовый, набирает номер его мобильника, чтобы снова и снова услышать ласковое и нежное:

- Привет, моя хорошая...

Ринат МУХАМЕТШИН.