Шансов продать цветы у расположившихся посередине меньше, чем у занявших места ближе к входу (или выходу). «Посредники» - те, кто в центре, отчаяннее пристают к мужчинам с предложением приобрести их товар.

Базарят две торговки. Настроение у них, судя по мату - а на ненормативную лексику они не скупились, было препаршивое.

- Хоть бы кто за день подошел, - говорит брюнетка. - У «передних»-то вон как берут. А до нас не доходят. Денек неудачный.

- Не говори, - вторит ей коллега. - В последнее время мужики какие-то отмороженные стали. Куда романтика подевалась? Не выбирают толком. Где увидят, там и покупают.

И так около часа. Но тут и к ним подходит молодой человек.

- Сколько у вас самые дорогие букеты стоят? - спрашивает.

Те опешили. Мне показалось, что брюнетка превратилась в блондинку.

- Восемьсот рублей, - говорят.

- Дайте-ка мне четыре букета, - продолжает парень.

Что же с людьми деньги делают... Глаза у продавщиц разгорелись. «Облизали» покупателя как в дорогом салоне. В общем, сервисом он остался доволен.

Тут подлетает к «посредникам» другой парень. Покупает цветок. Деньги, похоже, у него последние были: наскреб нужную сумму с трудом - все карманы обшарил. Но собрал. В этот момент мимо проходит женщина. Так этот юноша к ней подступает и говорит:

- Это вам. Вы настолько красивы, что вам только цветка не хватает.

Улыбнулась женщина. И улыбка у нее приятная, и одета со вкусом, дорого. Ограничилась словами:

- Спасибо, мальчик. Но ты себе подыщи другую девушку.

Однако поплелся молодой человек за ней. Пытался познакомиться. Не получилось. И лишь отвернулся в отчаянии, женщина цветок выбросила...

- Эх, бабы, бабы! - раздался чей-то голос.

Сидит старичок в телогрейке. Борода по грудь. На голове ушанка, на ногах валенки, на коленях баян. Как заиграл на своем инструменте - я чуть не оглох. А песню запел «Шоколадный заяц». Все, кто мимо проходил или слышал «подземного Пьера Нарцисса» - а слышно его, несмотря на шум, было хорошо, улыбались и аплодировали. Девушки подпевали, парни за животы хватались от смеха. Монеты в «казну» так и падали. Коробочка для подношений наполнилась быстро. Встал дедок, баян в чемодан упаковал и заковылял к выходу.

А через пару минут на его место присел мужчина. Открыл чемодан, достал табличку: «Киллер. Пытаюсь бросить. Помогите начать новую жизнь!»

Оказалось, это тот самый дедулька, который несколько минут назад распевал о шоколадном зайце, - уже с другой бородой - поменьше - и заметно помолодевший. Вот это маскировка!

Сочувствующие ловкачу нашлись быстро. «Казна» его вновь наполнилась. Удочки смотал он оперативно. А через некоторое время явился уже в новом облике - на костылях, в прежней телогрейке нараспашку. Под ней тельняшка, а в ухе серьга. Достал баян и запел: «За тех, кто в море...» И тут его коробочка не пустовала. На ночлег он собрал достаточно. А в четвертый раз не пришел.

- Скажите, - спрашиваю у тех самых торговок, - что за певец?

Похоже, подвернувшийся ранее «оптовик» настроение им поднял.

- Это Артист. Появляется раз в месяц, иногда два. Говорят, чаще на вокзале бывает. Постоянно на одном месте не работает - здесь и своих попрошаек хватает. Они за территорию дерутся жестоко.

Тут к ним покупатель подошел - высокий шатен лет тридцати, кожаная куртка, брюки в полоску, дорогие туфли, дипломат в руке. Торопится. Сдачу не взял, а продавщица настаивать не стала. Подбежал к какой-то девушке. Цветок ей подарил. Смутилась та. Слышу, говорит:

- Зачем вы так?

Но ясно: приятно ей. Дальше пошли они вместе...

Зуфар ДАВЛЕТШИН.